Меню

Андрей Воробьев, врио губернатора Московской области: «Буду работать так, чтобы меня многие поддержали»

19 декабря 2012 в 13:00
    Разговор с руководителем  подмосковного  региона о том, как нужно развивать Московскую область, где она найдет деньги на дороги, как работается с Сергеем Собяниным и почему «Русское море» откажется от проектов в Подмосковье     Политическую карьеру Андрей Воробьёв начал в 2000 году, став помощником  Сергея Шойгу. Тогда министр обороны и бывший губернатор   Московской области  занимал пост вице-премьера и возглавлял МЧС. В интервью «Ведомостям» Шойгу объяснял, что после выборов в 1999 году перед ним поставили задачу создать на базе «Единства» полноценную партию, а помогать он позвал сына ближайшего соратника Юрия Воробьёва – Андрея. Ровно месяц назад Воробьёв возглавил Московскую область, покинув пост руководителя фракции «Единая Россия» в Госдуме. В сентябре будущего года ему предстоит участвовать в выборах губернатора Подмосковья. В отношении себя А. Ю. Воробьёв категорически не приемлет слова «помогать». В интервью «Ведомостям» обещает работать так, «чтобы его многие хотели поддержать». –   Как происходило Ваше назначение, насколько оно стало для Вас неожиданным? – Элемент неожиданности, конечно, присутствовал. Вы сами помните, как стремительно развивались события в начале ноября. О своем возможном назначении узнал накануне. Я признателен Президенту  РФ за это решение и ценю его поддержку. – Правда ли, что Сергей Шойгу предоставил президенту свой список кандидатов, где первой фамилией значилась Ваша? – О чем говорили Владимир Владимирович Путин и нынешний глава Минобороны, я не знаю. Естественно, что каждый из нас имеет право рекомендовать, называть имена и отстаивать ту или иную позицию. Но, конечно, решение принимал президент. Мы с ним работали и до моего назначения. Думаю, я для него человек понятный. Когда-то именно он предложил мне пост руководителя фракции «Единая Россия» в Госдуме. – Вы сомневались? Или когда делают такие предложения, сомневаться не принято? –  Ни секунды не сомневался! –   Вы уже решили, как пойдете на выборы губернатора – от «Единой России» или от широкой общественной и политической коалиции? – Буду работать так, чтобы меня многие хотели поддержать. Вершина признания для политика – это доверие людей. Без такой опоры было бы сложно замахиваться даже на самые скромные проекты. – Как думаете, пригодится на новом посту опыт работы в Госдуме? –   В Думе я многому научился. Во-первых, до назначения в декабре прошлого года думал, что нет должности более  публичной, чем руководитель исполкома «Единой России». Но спустя время часто вспоминал о своей наивности, потому что руководитель фракции не просто работает, а живет наизнанку: он постоянно должен давать трактовку действий коллег и своих собственных.     Во-вторых, плотно занялся законодательством. А  что такое законы? Это всегда компромиссы. Очень редко в больших системах удается принять решение, которое всеми поддерживается. Треть – «за», треть –  «против», остальные – колеблются. И тут единственный выход – коммуникации, обсуждение, экспертные советы,  парламентские слушания. Всё это помогает не только найти комплексное решение, но и оценить последствия его принятия. К тому же я руководил фракцией большинства, где собрались люди яркие, уже зарекомендовавшие себя и доказавшие право на признание. Управлять такими людьми – это тоже особый опыт. – Что отличает нынешнюю работу? – Один очень мудрый человек сказал мне: относись к этому посту не как к работе, а как к служению, тогда многое получится.  Здесь больше практики – в части управления системами. Мое образование, мои навыки, приобретенные до 2000 года, были подчинены искусству управления. Потом был период большой политики – оттачивал навыки общения с людьми, убеждения. А теперь вновь получил возможность работать на земле, где важно не только разговаривать с людьми, но и иметь рычаги, чтобы изменить качество жизни. Самое главное – создавать эти рычаги. Мне это интересно, часто и с работы уходить не хочется… Сложный регион –   Насколько Ваши ожидания от того положения дел, которое есть в области, оправдались? – Московская область – сложный регион. То, чем живут люди в Зарайском районе, Химках и Ногинске, имеет много отличий. Это разные и по географии, и по укладу, и по уровню жизни территории – такая Россия в миниатюре. Но я не думал, что в часе езды от Москвы до сих пор можно встретить «убитые» детские сады, клиники, которым более 100 лет и они выглядят на эти 100 лет. Там нет компьютеров, провалились полы, грибок на стенах – просто начало ХХ века! И это больно видеть.   Так же, как и отсутствие рабочих мест в отдаленных от Москвы районах, – часто трагедия! При этом Московская область – уникальный регион, и такого потенциала нет ни у одного другого. Столица – это сердце страны, но ее душа – это Московская область. И логистически, и по истории, и по культуре. – Какими видите приоритеты развития области? – Первое – это социальная сфера, потому что именно на нее «завязано» качество жизни, «завязаны» ощущения людей, их желание жить и работать в том или ином регионе. Это, бесспорно, материнство и детство, детские сады, педиатрические и терапевтические участки, новые больницы. Второе направление – дороги. У нас их мало. При таком скачке в росте автомобильного, грузового транспорта, количестве фабрик-заводов, которые в регионе открываются, неизбежен коллапс. Но, конечно, экономика – всему голова. Если развивать экономику, то будут и детские сады, и больницы, и дороги. – Вы совместили два руководящих поста области – губернатора и председателя правительства. Насколько дальновидным было это решение, учитывая, что в сентябре у вас выборы? – Самые точные ответы дает время. У меня есть девиз – нужно работать так, чтобы можно было себе сказать: я сделал всё, что мог! Я понимаю, какой это груз, но стоять над процессом, увиливать от ответственности – не в моем характере, мне этого не надо. Сегодня мы формируем современную корпоративную культуру управления областью. Буду стараться, чтобы я и моя команда не подвели жителей области. Я своих коллег на это настраиваю и хочу, чтобы люди сплотились вокруг единой цели. Ну и, конечно, получали удовлетворение от работы, от признания. Многие из них достаточно молоды и понимают: проявят себя – у них будут хорошие перспективы. А материальное обеспечение тут достойное. – Откуда? Даже московские чиновники жалуются на уровень зарплат… – Я говорю о том, что здесь можно себя чувствовать защищенным, не думать, как прокормить семью, и работать на результат. Достаточная зарплата, чтобы взять профессиональных людей. – Вы  говорили, что собираетесь экономить и на аппарате правительства, а сэкономленные деньги отдадите общественникам на гранты. На чем будете экономить, если не на зарплатах? – Мы уже сэкономили деньги за счет сокращения одного из аппаратов – при совмещении должностей губернатора и председателя правительства. Все конкурсы будут прозрачными – это еще один источник. Свободные деньги пойдут на гранты общественным организациям, занимающимся прежде всего проблемами материнства и детей, поддержкой бизнеса и экологии, наших ветеранских организаций. Но, конечно, важно уметь не только экономить, но и зарабатывать деньги для бюджета. – Предыдущее правительство собиралось увеличить бюджет региона до 1 трлн руб. У Вас такие планы сохраняются? – Да, абсолютно. Для этого есть все предпосылки – создание производств, открытие предприятий.  Считаю, что роль бизнеса должна возрастать не только как инвестора в экономику, но и как коллективного участника политического процесса. Сегодня есть около 20 серьезных инвесторов, готовых вложиться в Подмосковье. Это предприятия в области автомобилестроения, авиастроения, перерабатывающее производство и промышленность строительных материалов. Называть конкретные  компании не рискну, так как это конкуренция. Не хотел бы, чтобы кто-то их у нас переманил (смеется). –   Зато Вы у Москвы переманиваете – так говорят… –  И это логично.  Мы считаем, что промышленное производство в Москве –  не веление XXI века. Так что если у каких-то предприятий  появится желание переехать в область, мы будем их всячески поддерживать. Прочные отношения –   Обещал ли Вам помощь Шойгу? -–Знаете, чаще помогают тем, кто попал в беду, помощь нужна тому, кто делает первые шаги в жизни или престарелому человеку. У нас давно другие взаимоотношения с Шойгу! –   Почему Вам не нравится слово «помогать»? –  Нравится (смеется), но в данном контексте мне больше подходит слово «сотрудничать». Например, комплектуя свою команду, я никому не помогал в трудоустройстве. Никто не смотрел преданно мне в глаза с мольбой: «Возьми меня, пожалуйста, на работу!..» Я предлагал партнерство и сотрудничество сильным людям! – А разве в чиновничьей среде не больше всего ценится личная преданность? – Это важный момент. Искусство руководителя – не только набрать талантливых людей. Как правило, они требуют к себе особого отношения. Все с характером. Искусство заключается в том, чтобы из них создать команду. Этот навык постоянно надо совершенствовать. – Как команду набираете? – По поступкам людей, по их делам, способностям – это главный принцип успешного кадрового менеджмента. Да и в жизни полезно руководствоваться этим. – Но Вы оставили многие кадры предшественника… – Да, но кто-то и ушел с ним. А из трех первых заместителей председателя правительства двое пришли со мной. Стараюсь брать в команду профессионалов. И никто не заставит меня поступить иначе. – А Вас можно заставить что-то сделать? –  Заставить – едва ли… Можно убедить! – Вы жесткий руководитель? – Это лучше не у меня спрашивать (улыбается). Везде разный стиль - в Думе, в бизнесе, в армии. Везде есть своя специфика. Я считаю, что если решение принято, оно должно быть выполнено. И это объединяет все стили. Сильное решение – когда оно принимается коллегиально. Сила в том, чтобы найти общие ценности, преимущества той или иной ситуации. – По каким вопросам сотрудничаете с Шойгу? – Мы много общаемся. На прошлой неделе, например, обсуждали перспективы развития военных городков и земель, которые принадлежат Минобороны. У нас будет согласованная позиция: есть понимание, что новые города и районы будут расти там, где есть рабочие места, а значит, их надо создавать. Обустройство районов должно быть на высоком уровне – скверы, парковки, детские сады, школы и т. д. Без этого строить новые микрорайоны мы не станем. Кроме того, будем вовлекать земли Минобороны в оборот. – Как будут строиться отношения с влиятельным соседом – мэром Москвы Сергеем Собяниным? – У нас с московским мэром прочные отношения. Одна из первых моих встреч на новом посту была именно с ним. Журналисты часто спрашивают, кто к кому чаще ездит. Ответ: и я, и он. И думаю, мы готовы ездить вместе куда угодно, лишь бы решались вопросы, которые стоят на стыке двух территорий. Недавно мы обсуждали у меня транспортную проблему, а на прошлой неделе я ездил к нему обсуждать систему «Гланасс». У нас же агломерация – она не предполагает руководство регионом отдельно от другого. Всё завязано: люди, культура, настроения, планы, досуг, поэтому у нас нет, не было и не будет стратегических разногласий и конфликтов. Мы понимаем, что только в консолидации наших усилий будет результат – и политический, и практический. – При Громове Собянину легко удавалось лоббировать свои интересы – его политический вес был выше. А вот в общении с Шойгу складывалось впечатление, что отстаивание интересов происходит на грани конфликта.  Готовы  ли при необходимости  занимать  жесткую  позицию? – Абсолютно, но не несгибаемую позицию. Самое главное – самообладание и способность слышать друг друга. Это не моя Московская область, и это не Москва Собянина. Это территория тех, кто здесь живет. Мы лишь те, кто претендует на право принять умное, сильное решение и изменить качество жизни. Мы сюда пришли доказывать: мы в состоянии изменить то, что устроено сегодня несправедливо. – А что устроено несправедливо? – Невнимательное отношение к бизнесу, к инвесторам, столетние детские сады и серые убогие поликлиники. Это серьезные вызовы, и мне будет интересно с ними справиться. К тому же ресурсы у нас есть. – Откуда? Ваши предшественники всё время жаловались и просили денег на одно, второе, третье… – Я считаю, что деньги у нас есть, важно расставить приоритеты. Если размазать по тарелке, то ничего не получится. Кроме того, жизнь подтверждает: здравые идеи всегда находят поддержку и финансирование. Конечно, мы будем обращаться и к федеральному правительству за дополнительными средствами. Стесняться обивать пороги федерального центра не будем (смеется). – Какие деньги область уже получила из федерального центра? – Мы все с интересом следили, как большая часть Московской области отошла столице. Это вопрос решенный, но вместе с территорией из области ушли налогоплательщики. Крупнейший из них –  «Межрегионгаз». Теперь следующие три года будем получать компенсацию по выпадающим доходам. Мы предполагаем, что это 20-24 млрд руб. в год. Плюс еще три раза по 10 млрд руб.– на строительство дорог.   – А  что со 170 млрд руб., которые Шойгу также просил на строительство дорог? – Дороги – тема не только областная, но и федеральная, поэтому и дальше будем над ней работать. – Отдадут ли области функции заказчика по строительству ЦКАД? – Будет заключено партнерское соглашение, которое предполагает совместную работу по строительству ЦКАД. Область не собирается стоять в стороне, мы будем участвовать по полной программе – займемся развитием прилегающих территорий, вовлечем в строительство наши предприятия, рабочую силу. Это всё налоги, дополнительные рабочие места. При этом заказчиком остается Росавтодор. Запуск ЦКАД необходим, как воздух, но 2019 год – это слишком поздно. Да, будем включать форсаж, но с холодной головой… – Насколько могут сократиться сроки строительства? – Строительство начнется с 1 января 2014 года. Современные технологии и финансовая поддержка федерального центра могли бы приблизить сдачу – хотя бы в 2018 году, а еще лучше – в 2017-м. –  Лоббировалась также идея уплаты налогов по месту жительства. Что с ней? –  Мы сделаем акцент на открытии новых производств на территории области. – Еще область просила пересмотреть недавно утвержденные границы с Москвой… – Президент давал поручение до 1 декабря эту работу завершить. Думаю, это не повлияет ни на политику, ни на достижение нами глобальных и стратегических целей. Решение принято, территории отошли Москве – и это свершившийся факт. –   Летом Вы высказывались против того, чтобы парламентский центр перенесли в Коммунарку. Сейчас мнение изменилось? –  Нет! Мое мнение: если в Москве есть место для завода «ЗиЛ», то почему не может быть найдено место в центре города для парламента страны? Парламент – это один из символов демократии и свободы, это может быть самое посещаемое туристами и россиянами место. Принцип здравого смысла –   Москва сейчас разрабатывает стратегию своего развития. Одна из ее идей – найти «точки роста» для столицы. А какие «точки роста» могут быть у области? – Москва – финансовый центр со штаб-квартирами банков, инвестфондов и т. д. Точно так же, как области не нужно тысячи гектаров засеивать пшеницей, так и Москве необязательно размещать на своей территории производственные мощности. В столице должны быть инновационные, уникальные продукты. Соответственно, мы у себя должны иметь мощную производственную базу. Считаю, что есть потенциал у туристического кластера. Помимо строящегося парка «Россия», есть уникальные города, которые являются центром православия, – Сергиев Посад, Павловский Посад, Серпухов… – По какому принципу будут появляться новые рабочие места в области? – По принципу здравого смысла и грамотного территориального планирования. Каждый район имеет свою специфику, и мы будем это учитывать. Если мы говорим об авиастроении, ремонтной базе, производстве запчастей, логично, чтобы завод находился в Жуковском – там, где есть кадры. Если сельское хозяйство, то это, например, Каширский район. В России – 16 наукоградов, из них 14 – в Московской области. Интеллектуальный потенциал –  наше преимущество. Например, все российские нобелевские лауреаты вышли из нашего Физтеха. Мы должны это использовать. – В области много сельхозземель. Понятно ли, что будете с ними делать? – Нигде в России земля не стоит так дорого, как в Московской области. Сейчас некоторые землевладельцы платят за нее (налог) по льготной ставке 0,3 %. Мы – за то, чтобы плата за не используемые по целевому назначению земли была 1,5 %. В правительстве и Думе надеемся на понимание по этому вопросу. Что касается стратегии по сельскому хозяйству – обсуждаем ее. Масштабом посевных площадей мы явно эффекта не достигнем, но и отказываться от сельхозпроизводства не будем. Там, где есть свободные земли, можно выращивать и подсолнечник, и пшеницу. Маленькая Голландия выращивает огромное количество цветов, фруктов, зелени. Думаю, что мы должны идти таким же путем. – Как будете решать транспортную проблему? Москва активно занимается этой работой, но без развития дорог в области эти усилия могут быть напрасными… – Никто никуда не едет – все стоят и порой очень сильно ругаются. Самое страшное, что оперативные службы не могут ни  помощь оказать, ни отреагировать вовремя. Первая задача – реконструкция переездов. В текущем году на эти цели нам дали из федерального центра 12 млрд руб., будут давать и в следующем. Нам важно сформировать проектную базу, чтобы не было промедлений. До конца года завершим проектирование семи переездов плюс еще девять – в I квартале следующего года. Вторая задача – строительство хордовых дорог, их должно быть порядка 12, соединяющих одну трассу с другой. Одна из хорд – на 66-м километре от Подольска на Домодедово – Раменское – ЦКАД. Сейчас идет проектирование.  Сколько у области есть средств на дорожное строительство? – Кроме компенсации выпадающих доходов и дополнительно выделенных 10 млрд руб., у нас есть свой источник – региональный дорожный фонд, около 24 млрд руб. Это и налоги, которые мы собираем. Плюс есть программа по развитию Московского транспортного узла (цифры уточняются). – На днях Вы договорились с Собяниным об ограничении движения грузовиков по МКАД. Получается, все пошли лишь на небольшую уступку – отсрочили меры всего на один месяц? – Здесь нет никакой уступки. Решение родилось через совместное обсуждение – в этом принципиальная разница. Так подробно и основательно проблему мы обсуждали впервые. С одной стороны, есть риски, ведь любое ограничение – это плохо. С другой стороны, в нашем регионе ежегодный прирост автомобилей составляет 300000. Люди часами стоят в пробках. Нужно вводить регулирование сегодня, потому что завтра это может быть чревато транспортным коллапсом. Поэтому ключевое – коллегиальное решение и общие усилия. – Областной министр транспорта называл основной проблемой нехватку стоянок… – Считаю, было бы большой ошибкой тратить миллиарды рублей на строительство гигантских загонов для автомобилей. Мы нашли более умное решение – чтобы при создании автозаправочных станций обязательно предусматривалось место для отдыха водителей на 20-30 автомашин. Такие парковки, где могут отдохнуть водители и легковых авто, и дальнобойщики, можно увидеть в Европе. Осталось их построить! – Области придется передавать земли под такие цели бесплатно? – Нам с вами известно, что в жизни мало что бывает бесплатным. Поэтому платить что-то придется неминуемо.  Плюс акциз с продажи бензина идет на строительство дорог, другие налоги. Поэтому мы заинтересованы, чтобы таких парковок было тысячи. И логистические центры будем строить, чтобы сократить простои большегрузных фур – это же для бизнеса большое неудобство. Будем обращаться к депутатам с поправкой, которая позволит более оперативно выкупать земли. У Московской области практически нет земель в собственности. – Около МКАД строится огромное количество жилья. Вы оставите эти проекты в том виде, в каком они были согласованы? – Внешняя сторона МКАД должна быть обустроена по-современному. Я могу сказать, что никаких «шанхаев», спонтанных рынков не допустим. – Будет ревизия? – Такой анализ необходим. Это затрудняет движение, может стать опасным рассадником контрафакта, антисанитарии и т. д. Что касается 22-этажных домов вокруг МКАД,  вряд ли кто-то это может назвать украшением.  Да, можно строить, но строить разумно и не жадничать, потому что жадность, как известно, ведет к бедности! Микрорайоны должны быть с ухоженными дворами, детскими площадками, яслями. Когда молодая мама гуляет с коляской вдоль дороги – это от безысходности. Думаю, строительные компании со мной согласятся, что это ошибка. – Но им-то так выгодней? –  Будем рекомендовать изменить подходы. Мы уважаем наш строительный комплекс – он самый мощный в стране.  Больше нигде в России не вводится такого количества жилья – 7-8 млн кв. м! Но, как и всё остальное, это надо делать с умом, с пользой для людей. – Будете стараться сохранить объемы ввода? – Жилье должно быть комфортным. Не хочу показаться идеалистом, но если в других успешных странах это возможно, то почему бы нам не перенять этот опыт и не заботиться об экологии, качестве жизни за МКАД? Конечно, невозможно это изменить одним волевым решением, но мы будем внедрять всё передовое на территории области. – Какой видите область через пять лет? – Современной. Сейчас она часто – провинция. В этом есть свой плюс: много русского, сохранилось много традиций, истории, особенно в дальнем Подмосковье. Нужно не только не растерять, но и развивать, при этом не чураясь современных подходов. Знаю, что сложно, но тем интереснее будет реализовать эти планы. Мы попробуем. ИА "Знамя труда"