Меню

Голос, летящий в купол

10 января 2013 в 13:00
    «И пришли мы в Греческую землю, и ввели нас туда, где служат они Богу своему, и не знали – на небе или на земле мы, ибо нет на земле такого зрелища и красоты такой, и не знаем, как сказать об этом, знаем только, что пребывает там Бог с людьми и служба их лучше, чем во всех других странах. Не можем мы забыть красоты той, ибо каждый человек, если вкусит сладкого, не возьмет горького, так и мы не можем уже пребывать в язычестве»       Этот полный искренности и восторга рассказ русских послов об увиденном ими в греческом храме, можно сказать, переломил весь ход истории: Русь была крещена и вместе с тем восприняла эту удивительную христианскую культуру. Прошло с тех пор уже больше тысячи лет, но и сегодня, вырвавшись хоть ненадолго из бесконечной суеты мира и зайдя в храм, понимаешь, что эти слова нисколько не утратили своей актуальности, а богослужение – красоты.     Оглянитесь вокруг – и вы поразитесь величием храмовой архитектуры, благолепием икон, нарядностью убранства, и не нужно быть очень восприимчивым, чтобы проникнуться этой неземной атмосферой. Далеко не последнее место в создании общей гармонии занимает церковное пение. Если человек впервые пришел в храм, то ему может показаться, что это поют ангелы, но у тех, кто стоит в хоре, мы не увидим крыльев за спиной. Как ни странно, это обычные люди, одни из нас.     Что так привлекает их в этом деле, как они пришли на клирос и чем занимаются помимо работы в храме? О созидающей силе духовной музыки и миссии хора, о земном и небесном я поговорил с теми, чья жизнь так или иначе связана с церковным пением, – священником  Богородицерождественского храма в селе Раменки отцом Григорием (Щелкуновым), настоятелем Никольской церкви в селе Николо-Крутины отцом Романом Аксёновым, регентом Троицкого храма Светланой Беловой, руководителем хора в соборе Александра Невского Ильей Ковалёвым и регентом Покровского храма в селе Княжево Евгенией Черемухиной.     – Расскажите, как Вы пришли к этому?     Отец Григорий: «Это было начало восьмидесятых. Я работал в музыкально-педагогическом училище, преподавал хоровое дирижирование и руководил женским хором. Мне это нравилось, я чувствовал себя в своей стезе. Храм в то время посещал нечасто. Однажды старший брат подарил мне пластинку с духовными песнопениями. Для тех лет это было большой редкостью, ведь в советский период записи с церковной музыкой вообще не издавали. И неожиданно открыл в себе что-то новое.  Произведения потрясли меня до глубины души, перевернули мое сознание (это не объяснить словами). Вскоре я бросил работу и поступил псаломщиком в храм Александра Невского. Конечно, многие не понимали такого шага, было много препятствий, но с тех пор моя жизнь неразрывно связана с Церковью, с церковным пением».     Илья Ковалёв: «В 2001 году, будучи студентом третьего курса дирижерско-хорового отделения Волгоградского института искусств имени Серебрякова, я решил поучаствовать в церковном хоре. Оказавшись на клиросе,  понял, что служба – это далеко не светское мероприятие. Весь этот процесс меня сильно завлек, как говорят, произошло просветление души, некое переосмысление ценностей. Я пропел там два года.     В 2003 году поступил в Российскую Академию Музыки имени Гнесиных в Москве, год пел в храме Христа Спасителя, в дальнейшем – в храме иконы Божьей Матери «Всех скорбящих радость» на Большой Ордынке. И как раз там я начал свою регентскую деятельность. Главный регент ушел в отпуск – нужна была замена, и поскольку у меня уже был небольшой опыт (знание последовательности церковной службы, напевов), я решил попробовать себя в качестве руководителя церковного хора.     Поначалу было очень трудно. Когда ты просто стоишь и поешь – это одно, а когда ты принялся за регентское дело – это совсем другое. Были проблемы, порою и отчаяние, но, слава Богу, справился с этим».     Отец Роман: «Я поступил в семинарию в 1991 году. Первые шесть лет пел в смешанном  хоре регентской школы, а потом попал в концертный хор отца Матфея Мормыля. Это был величайший регент. Он приучал нас к глубокому осмыслению того, что мы поем. У святого Иоанна Кронштадтского есть мысль, что когда молишься, нельзя переходить от одного слова к другому до тех пор, пока оно не отзовется у тебя в сердце. Хоры бывают и по 20, и по 80 человек, и от нас добивались того, чтобы каждый пронес эти слова через свою душу.     Когда мне уже самому пришлось организовывать хор на своем приходе, то я понял, насколько вообще здорово, что у меня есть такой опыт. Понимаешь истинный смысл пения».     – Расскажите о своем детстве…     Отец Григорий: «В детстве мы с братом очень любили петь: ходили в хоровую студию при Доме пионеров (она тогда находилась в здании Георгиевского старообрядческого храма), пели на два голоса народные и советские песни, которые слышали по радио, на пластинках, дома, когда приходили гости. Еще помню, мне всегда хотелось быть дирижером. Часто я приходил домой, брал ноты, ставил пластинку с записью какого-нибудь симфонического произведения, брал дирижерскую палочку и жестикулировал, представляя перед собой множество музыкантов. Многие произведения Рахманинова, Чайковского я таким образом, сам того не желая, выучил наизусть».     Светлана Белова: «Пела с раннего детства, любила выступать на концертах в музыкальной школе и дома – перед родными и друзьями. В том храме, куда меня водила бабушка, пели мои братья, но я никогда не думала, что сама буду этим заниматься. Мой дядя регент, прадедушка тоже был регентом в старообрядческом храме. Все музыканты, и все какими-то своими путями пришли к Богу. Когда тебя окружают такие люди, в любом случае это накладывает свой отпечаток».     Евгения Черемухина: «В детстве я вообще не любила петь.  Училась в музыкальной школе, была очень увлечена игрой на фортепиано, и, сказать по правде, из всех предметов, которые мы изучали, больше всего мне не нравился «хор» – эти занятия казались бесполезными и ненужными.     Но пути Господни неисповедимы…  Прошло много лет, Бог призвал меня в храм, и передо мной открылся удивительный мир. Когда с ним соприкоснулась, моя жизнь изменилась в корне».       Илья Ковалев: «Мои родители были верующими, но, как и многие в то время, далекими от церкви. Я помню, как по центральному телевидению шли концерты русской духовной музыки. Родители для ознакомления покупали и слушали грамзаписи, это были произведения Рахманинова, Архангельского. И я непроизвольно тоже впитывал в себя эту музыку. В 1990-м году всей семьей мы побывали в Москве, где посетили Московский кремль, Новодевичий, Свято Данилов и Донской монастыри, и, наверное, эти зрительные и слуховые впечатления оставили свой след в душе. С тех пор меня тянуло в храм».       – Что особенно Вас привлекает в этой работе?     Илья Ковалев: «Сама церковная служба. Регентское дело подтолкнуло меня на частое посещение храма, тем самым я обогащаю свой духовный мир. Случается празднование чтимого святого или праздник иконы Божьей Матери или Великий Господский праздник – всё это проходит через мою душу.     Второй момент – профессиональный. При подготовке к службам приходится много работать с нотами. Ведь какое огромное количество церковных произведений написано! Таким образом пополняется мой музыкальный багаж.     Известно множество случаев, когда человек, который пришел петь на клирос, через какое-то время по-другому посмотрел на свою жизнь. Многие так обратились к Богу, в том числе и я. И если бы я не начал этим заниматься, не знаю, как бы тогда сложилась моя жизнь. Здесь я очень многому научился».     Светлана Белова: «Так сложилось, что мы уже много лет поем в Троицком храме одним и тем же составом. Вместе когда-то учились, сейчас вместе делаем то, что любим, можно сказать, живем одной жизнью, и это здорово. На самом деле вера – это та питательная почва, на которой взращивается всё самое ценное, и по прошествии 15 лет пребывания в храме могу с уверенностью сказать: всё, что действительно дорого, дала мне Церковь».     – Чем занимаетесь, кроме пения в храме?     Светлана Белова: «Занимаюсь с детьми в вокальной студии «Акцент». Ребята выступают на концертах, ездят на конкурсы, есть хорошие результаты. В декабре состоялась презентация диска, на котором звучит лучшее из того, что исполнялось ребятами нашей студии на протяжении пяти с половиной лет. Приятно вспомнить, как дети пели в храме на богослужении, исполняя написанные мною произведения. Хотелось бы, чтобы это стало доброй традицией.       Время от времени выступаю в Москве. Все участники хора также ведут концертную деятельность».     Илья Ковалев: «Параллельно с работой в храме я преподаю хоровое дирижирование в Московском областном колледже искусств и технологий, стараюсь передать молодому поколению накопленный опыт».       Евгения Черемухина: «Работаю в музыкальной школе, веду предмет «Основы музыкальной православной культуры». На уроках мы занимаемся в первую очередь церковным пением, изучаем его историю. Если ребенок, который пришел учиться, совсем не музыкальный, то мы просто начинаем потихонечку учиться петь. Изучаем историю церковных праздников и обязательно разучиваем тропари (главные песнопения праздников).       Если дети и их родители не хотят приближаться к Церкви, то им будет неинтересно в этом классе, потому что мы много говорим о вере. Ребята хотят петь в храме и часто говорят мне об этом, и, конечно, мы идем к этому.     Но в целом задача немного шире. Мне хочется привить им любовь к богослужению, хочется, чтобы они научились понимать службу. Также у меня есть мечта организовать в нашем городе регентские курсы и православную гимназию».     – Как Вы считаете, православная музыка должна становиться более известной широкой аудитории?     Илья Ковалев: «Безусловно. Сейчас Правительство РФ выступило с инициативой духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения. А как раз русская духовная музыка и есть часть духовно-нравственного воспитания. Ведь какая это красота! Когда слушаешь произведения того же Сергея Рахманинова или Павла Чеснокова, ты ощущаешь себя не на земле, а где-то гораздо выше... Когда наши хоровые коллективы выезжают за границу и исполняют русскую духовную музыку, то даже иностранцы плачут.     К сожалению, не всем она понятна, не все ценят ее, но это то, что действительно достойно внимания… Церковная музыка обогащает духовный мир людей. Пускай даже невоцерковленный человек придет послушать церковное пение, и в него не так войдет сила молитвы, как сила этой действительно неземной музыки. Он услышит гармонию, благозвучие, и в душе появится радость, спокойствие, умиротворение. А ведь нам всем сейчас этого так не хватает».       – Можно ли сказать, что церковное пение стоит выше других музыкальных явлений?     Отец Григорий: «Музыка в принципе призвана удовлетворить эстетическое чувство человека, а богослужебное пение – духовное состояние. Поэтому церковное пение – это совершенно другой пласт, и он ни в коей мере не может сопоставляться с какими-то другими музыкальными стилями, направлениями, будь то классическая, эстрадная или какая угодно другая музыка. Она стоит особняком, она божественна, и сравнений здесь быть просто не может».       – Какие качества нужны в этом деле?     Отец Роман: «Певчий должен быть прежде всего верующим человеком. Ведь что такое хор? Это представители всех молящихся людей, которые от их лица отвечают на слова священника. А как неверующий будет отвечать за верующего? Важно, чтобы пение в храме было бы для самого певчего возможностью участвовать в спасении своей души. Чтобы он осознавал это не просто как работу, а как молитву. И плюс человек должен иметь способности к этому. Потому что бывает, что у человека душа поет, а тело, к сожалению, не может».       Евгения Черемухина: «Певчие должны в первую очередь обладать таким качеством, как послушание. Потому что хор – это как единый организм, каждая часть которого исполняет свою определенную функцию. Голова  руководит, а если, например, рука начинает лезть не туда, куда нужно, как это часто бывает, то в итоге получается безобразие. Регент в свою очередь должен обладать смирением, потому что когда ты гордый, надменный, то очень тяжело работать. Люди просто не будут тебя любить, не будут слушаться».       Светлана Белова: «Я люблю своих ребят, с которыми мы вместе поем. Наверно, нужно просто понимать друг друга, чувствовать. Это главное. Вообще, всё нужно делать от души. Это ответ на все вопросы».       – Ваши планы?..     Илья Ковалев: «Трудно загадывать. Человек предполагает, Бог располагает. Если говорить о ближайшем будущем, то хотелось бы продолжить Егорьевский Пасхальный хоровой фестиваль, который проводился в течение последних двух лет. Надеюсь, в этом году мы расширимся, в планах – пригласить хоровые коллективы из других городов, например, из Рязани. Хочется с каждым годом давать новый толчок в развитии этого фестиваля. Есть идея создания отдельной хоровой капеллы в нашем городе. Это дело очень хорошее, поскольку Россия всегда славилась хоровым пением.     Также есть желание продолжить свое обучение. Казалось бы, я уже столько лет пою в церкви, но в то же время понимаю, что очень многого не знаю. И здесь передо мной открываются две перспективы: попробовать написать кандидатскую диссертацию по моему направлению «Дирижирование академическим хором» либо поступить на заочное отделение в духовную семинарию. Многие думают так: «Проучился несколько лет – достаточно, мне от жизни больше ничего не надо». Но ведь есть еще столько интересного в жизни…       – В чем миссия хора?     Илья Ковалев: «Молитва хора и прихожан – это синтез большой соборной молитвы, когда мы как единый организм обращаемся к Богу. Это особая, сильная молитва».       Отец Григорий: «На службу люди приходят молиться, приходят из мира, оторвавшись от поля, от сенокоса, от станка. И в таком смысле хор –  проводник этих людей на пути к Богу.       Раньше было не только посвящение в чтеца, но и посвящение в певчего. Сейчас эта традиция возрождается. Певчие пели на возвышении, на две-три ступеньки выше, чем остальные молящиеся. Почему? Потому что они, по сути, уподобляются ангелам, которые на небе непрестанно прославляют Бога. Это огромная ответственность. Помню, когда я был регентом, после службы прихожане подходили и с благодарностью говорили: «Как приятно сегодня было молиться в храме! Не хочется уходить». И вот это, я считаю, наивысшая похвала хору за его работу.     Задача хора – помогать людям участвовать в богослужении. Хор отвечает на слова священника от лица всех молящихся в храме. Ведь то, что произносит на богослужении священник или дьякон – это своего рода обращение, а сама молитва творится именно хором. Дьякон призывает: «Господу помолимся!»,  а хор уже отвечает: «Господи, помилуй!». Священник молится и в алтаре, но хронологически большая часть молитвы совершается именно хором от лица молящихся»     Евгения Черемухина: «Помните, как русские послы пришли в греческий храм? Почему их так поразило тамошнее богослужение? Потому что это было молитвенно и красиво. И мы, когда заходим в храм, видим не черные стены, а красивые иконы, свет, общее убранство храма, слышим чудесное пение, ощущаем запах благовоний. И всё это вместе создает удивительную атмосферу. Особенно ярко я это чувствую на больших праздничных службах. Это такой молитвенный восторг, когда твоя душа просто поднимается и парит.       Человек, когда заходит в храм, не может не заметить пение, поэтому у меня к  работе хора очень строгое отношение. Оно должно быть и красивое, и молитвенное, и благоговейное. Благоговение как раз берется от веры и от интенсивности духовной жизни певчих. А когда духовной жизнью не живешь, то тогда для тебя всё это превращается в банальный концерт».     – В чем секрет пения?     Илья Ковалев: «Песня всегда сопровождала человека. Пение сплачивало людей. Возьмите русские народные песни: люди всегда собирались и пели вместе. В церкви, понятно, тоже без пения никак.       Человеческий голос – это инструмент, которому нет цены. Голосом можно выразить любое чувство. Хорошо человеку – он поет. Грусть, печаль, неразделенная любовь – опять же всё это пением выражается. Есть такие слова: «В лютый холод песня нас с тобой согреет, в жаркий полдень будет как вода». Это точно определяет суть пения.     – Должен ли хор совершенствовать свое мастерство?     Илья Ковалев: «Старая мудрая истина «Век живи – век учись». Если человек считает, что он достиг наивысшего пика своего профессионального развития, значит, планка была достаточно низкая. Многие, может быть, и не задумываются об этом, но нужно всегда идти вперед, никогда не останавливаться на достигнутом. Бог всем поможет в достижении благих целей. Главное – не терять веру, что бы ни произошло».       Беседовал Александр СТАРОДУБОВ. ИА "Знамя Труда"