Меню

…И семеро козлят

11 февраля 2016 в 13:00
    Жизнь полна неожиданностей. Разных. С этим сложно поспорить. В результате цепи таких неожиданностей Ольга вначале из оператора газовой котельной превратилась в бухгалтера, а затем – главного бухгалтера широкого профиля; рассталась с мужем, с которым прожила в любви и согласии почти 10 лет и от которого родила замечательных дочь и сына (погодков), а через несколько лет вышла замуж за другого мужчину, тоже очень хорошего, Виктора Доброва, и почти в 40 лет подарила ему дочку Танечку. Те же неожиданности превратили Ольгу из жительницы микрорайона в собственницу жилья в городском частном секторе, а теперь еще – владелицу небольшого, но довольно разнопланового придомового хозяйства. Вот с этого момента, как говорят следователи, подробнее.     Когда Ольга развелась с мужем, она с двумя детьми оказалась фактически на улице – до этого обретались в съемном жилье и ждали очереди на квартиру. Пошла в жилищный отдел, попросила обеспечить хоть каким-то жильем. Обеспечили: дали квартиру в муниципальном многоквартирном доме в городском частном секторе. Со временем, когда дети стали подрастать, а соседи – улучшать свои жилищные условия, Ольга приобрела в этом доме еще одну квартиру. Сейчас в ней со своей семьей живет Ольгина старшая дочь. При доме имелся небольшой клочок земли – около 4-5 соток. На части этого участка после рождения Танюшки Виктор устроил небольшую детскую игровую площадку. Теперь ею пользуются и Ольгина младшая дочка, и ее же старшая внучка.     В позапрошлом году Ольгина первая свекровь, которая живет в одной из егорьевских пригородных деревень и с которой у Ольги сохранились прекрасные отношения, похвалилась ей: «Оля, у меня такая семья индоуток есть! Возьми, они у тебя будут нестись, всегда будешь с яйцом!» И Ольга взяла индоуток. С этой первой неожиданности начинается история придомового хозяйства Ольги и Виктора.     Это было в апреле, еще лежал снег. Птиц надо было где-то разместить, а ни сарая, ни чего-либо другого у Добровых при доме не было, и Витя построил индоуткам будочку на огороде. «Нам сказали, - говорит Ольга, - что ничего страшного с индоутками не будет, что они хорошо переносят холод». И правда: индоутки начали нестись, сели на яйца и через положенное время вывели Добровым первых 25 индоутят.     После появления индоутят Добровы решили взять «на пробу» трех пекинских гусят. Их подсадили к индоутке, которая в это время растила своих утят. Утка оказалась особой с большим материнским сердцем и приняла под свои крылья еще трех малышей.     В будке птичьему семейству теперь стало тесно. Виктор поставил в огороде теплицу, и пернатых перевели туда на ПМЖ.     Индоуток и гусей заимели, стали подумывать о том, а не завести ли еще и кур. Купили 9 инкубаторских куриц. «Раз появились куры, - поясняет Ольга, - Витя решил строить сарай. Причем, строил он его с расчетом, что небольшую часть отделим курам, а остальное станет его мастерской». Построили сарай, поселили там кур. Со временем к инкубаторским курам докупили «домашних», в Холмах. В итоге, кур стало 20.     Дальше события развивались так. Танюшка часто болела. Врач посоветовала поить ребенка козьим молоком. Виктор и сказал Ольге: «Может, правда, завести козочку?» Начали искать, где купить козочку. Нашли по объявлению беременную (сукотную) козочку, съездили, забрали. Прикупили сена. Отделили от курятника кусочек места козе. Стали ждать окота. А знакомые Добровым говорят: «Коза может родить, а молоко не подойдет. Вы чем будете козлят кормить?» Виктор говорит: «Оль, надо теперь какую-нибудь дойную козу покупать».     Нашли по объявлению дойную козу в Гжели, съездили, купили. Но ее отдали не одну, а вместе с ее козленком. Козлика прозвали Пушкин – за повышенную кудрявость, а козу – Эльзой (по имени одной из героинь мультфильма «Холодное сердце»). Ее так Таня назвала, потому что коза оказалась очень вредной.     Первая коза – Манечка - благополучно окотилась, начала кормить козлят. От Эльзы брали молоко для Танюшки. Тут Ольгина сестра и озадачила Добровых: «Мне бы тоже козьего молочка…». Решили покупать третью козу. Поехали, купили еще козу. Очень хорошая оказалась коза, молочная. Назвали почему-то Буркой. А вместе с Буркой по совету ее прежних хозяев на племя прикупили еще и полунубийского козла (у него мама была стопроцентная нубийка, а папа – зааненский козел). У коз нубийской породы очень вкусное и жирное молоко – до 6% жирности. «Этого козла мы взяли для того, чтобы он был чужим всем нашим козам и чтобы он их всех покрыл (ввести новую кровь)», - рассказывает Ольга.     Таким образом, у Добровых в хозяйстве оказалось три козы – Манечка, Эльза и Бурка, Манечкины козлик и козочка, Эльзин козленок и полунубийский козел. Но Виктор к этому времени, поднаторев в разведении коз, «заболел» чешскими козлами – они очень красивые. И тут в Интернете появляется объявление: дешево продают пятидневного козлика, чешкско-нубийского. «Мой увидел фотографию, - говорит Ольга, - и сказал: «Все, я не могу! Это наш козлик!» Поехал за 500 км и привез пятидневного козлика, которого нужно было выпаивать через соску и кормить каждые три часа. И Витя его выкормил». Козья семья увеличилась еще на одного члена, а от Витиной мастерской в сарайчике остались рожки да ножки.     Через какое-то время Ольге позвонила ее подруга, сказала, что распродает кур и попросила найти, кому бы их пристроить. «Поехала помогать подруге пристраивать ее кур, - говорит Ольга. - А они такие красавицы у нее! Одна красивее другой! Набрала себе 17 штук. Получилась птицеферма».     Научились сами инкубировать яйца, инкубатор брали взаймы у свекрови. Вываживать цыплят взялась все та же индоутка с огромным материнским сердцем.     В середине прошлого года Ольгина знакомая похвалилась, что занялась разведением птицы и что у нее чего только нет. «На днях, - говорит, - еду за бройлерными утятами. Супер-утята! Растут за 45 дней – и на забой. Вкусные, нежирные. Тебе взять?» И Ольга как зомби ответила: «Взять. Десять штук». Так в добровском хозяйстве появились бройлерные утки.     До конца истории осталось совсем немного. Ольгина племянница, живущая в деревне, держит племенных коров и вислобрюхих вьетнамских поросят. Дарить тетке корову было, видимо, как-то неудобно. Подарила поросеночка, Борюсю. Свекровь посоветовала прикупить еще одного: мол, поросята лучше растут в паре. И Ольга купила Борюсе Стешеньку. Им на участке выгородили небольшой загончик с конуркой.      В марте 2015 года купили пса редкой для России породы. Виктор планирует разводить собак. У Ольги на пса другие планы: «Я всегда мечтала посредством собак реабилитировать инвалидов. У меня была такая мечта – заниматься канистерапией». За этой мечтой имеется реальная база: у Ольги и образование соответствующее есть, и опыт общения с детьми-инвалидами, и сообщество единомышленников.     Молоко, мясо, яйца, молодняк птицы Добровы сегодня частично продают. На козье молоко спрос огромный: оно и гипоаллергенное, и целебное. Мясо птицы из экологически чистого района с удовольствием берут москвичи. Домашние яички также выгодно отличаются от магазинных. Теперь еще в продаже будет мясо коз и свинина.     Проблем с содержанием домашних животных в городской черте немало. Непосредственно у дома выпаса для животных как такового нет. Летом через день Виктор косит где-нибудь траву на корм животным. Для птицы покупают зерно – с этим сейчас в городе просто. При желании можно съездить в Зарудню. Соседи носят Добровым все, что растет у них в саду и на огороде. Зимой с кормами сложнее.     «Конечно, хорошо бы было получить в собственность или аренду землю, что-то на ней посеять или посадить на корм животным. Но земельные паи очень дорогие. Да и купить их вблизи от города невозможно. Мы бы с удовольствием взяли у муниципалитета землю в аренду на 20 лет с последующим выкупом, - говорят Ольга и Виктор. - Мы бы не только кормовой базой занялись. Мы бы хотели сделать козью ферму, чтобы поставлять для города экопродукцию». «Муж звонил в сельхозотдел, - добавляет Ольга. -  Порекомендовали пообщаться с хозяевами земельных паев на предмет аренды земли. Но нам по этому пути идти страшновато. Допустим, взяли мы землю в аренду у частника, построили там ферму, а он взял и передумал продлевать аренду. И что делать? Да даже если мы еще ничего не построим, а просто обработаем землю, доведем ее до кондиции, вложим в это деньги, все равно возвращать ее арендодателю будет жалко. Нам бы хотелось заключить договор аренды с муниципалитетом, чтобы все было твердо и надежно».     «Хотели взять субсидированный кредит в Россельхозбанке. Там можно взять деньги на покупку кормов, на сельхозстроительство. Но для получения такого кредита банку нужно предоставить выписку из похозяйственной книги. Это такая книга, где описано, что у нас есть в хозяйстве. Оказалось, что в городе похозяйственная книга не ведется. Она ведется только на селе. В итоге и от банковского кредита пришлось оказаться», - сокрушается Виктор.     «Если бы у меня была земля, - мечтает некогда чисто городской житель Ольга, - мы бы завели еще и пару коров. Можно было бы посадить на огороде какие-то овощи, потому что москвичи, которые приезжают к нам на лето, готовы покупать все. В Интернете есть сайт «Фермер.ру», там полно объявлений о том, что жители Москвы готовы купить молоко, творог, яйца и т.д. – целый список продуктов, только привозите! Короче, как говорит мой муж, мы работать готовы, нам работу давай! Это очень нелегкий, ежедневный труд. Но мы хотим, готовы им заниматься».     Цепочка неожиданностей сделала Ольгу и Виктора фермерами – пусть пока и в крошечном фермерском хозяйстве. Как хотелось бы, чтобы эта цепочка продлилась, и очень хорошие и правильные мечты супругов Добровых стали реальностью. Ведь именно сегодня для этого есть все предпосылки: государственные призывы к поддержке малого предпринимательства, развитию сельскохозяйственного производства, импортозамещению. Может, кто-то, от кого как-то зависит судьба таких вот добровых, а их в нашем городе достаточно, прочтет эту статью – и что-то изменится к лучшему. Ведь жизнь полна неожиданностей…     Е. Кашаева