Меню

Музей: вчера, сегодня, завтра…

17 июля 2015 в 13:00
Егорьевский историко-художественный музей – старейший музей Подмосковья. Он был основан в 1911 г. текстильным фабрикантом М.Н. Бардыгиным. Возможно, наш музей не так богат шедеврами, как его более крупные собратья, но он богат людьми, живущими его жизнью, отдающими музею свои таланты и сердца. Стараниями этих людей провинциальный заштатный музей превратился в одно из главных украшений нашего города, в достопримечательность подмосковной земли. Егорьевский музей – неоднократный победитель Всероссийского конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» и номинант премии «Европейский музей года»-2010. В 2014 и в 2015 гг. он получил гранты на реализацию проекта «Провинциальный эксперимент», направленный на возрождение гуслицкой росписи, в конкурсе «Культурная мозаика малых городов и сел» Благотворительного фонда Тимченко. В этом году со своим проектом по возрождению гуслицкой росписи наш музей завоевал первое место в основной номинации Международного фестиваля «Интермузей-2015», оставив позади себя столичные музеи. О жизни Егорьевского музея мы говорим с его директором Натальей Николаевной АРТЕМОВОЙ.   «О времени…   - Наталья Николаевна, в этом году наш музей стал участником XVII Международного фестиваля музеев «Интермузей 2015» с проектом «Провинциальный эксперимент». Мы впервые участвуем в этом фестивале?   - Мы участвуем в «Интермузее» в третий раз. В первый раз мы вышли в финал конкурсной программы с проектами «Понятное искусство» и «Музейная лаборатория», в 2014-ом стали победителями в номинации «Музейные фонды - сохранить и показать» с проектом «Егорьевские находки», который мы осуществили совместно с Государственным научно-исследовательским институтом реставрации. В рамках этого проекта на безвозмездной основе было отреставрировано 27 полотен XVIII-XIX вв. из собрания М.Н. Бардыгина и осуществлено издание книги «Егорьевские находки», посвященной произведенной реставрации и открытиям, сделанным в ходе работ над живописными полотнами. Важной частью проекта стали выставки по итогам реставрации, состоявшиеся в Москве, в выставочном зале ГосНИИР на ул. Бурденко, предъявление общественности возвращенного к жизни наследия через музейный сайт и серию передач на местном телевидении и радио. В 2015 г. мы заявлялись на «Интермузее» в номинации «Лучший проект, направленный на сохранение нематериальной культуры» с проектом «Провинциальный эксперимент» - и победили. Причем, победили федеральные музеи, такие, как музей «Ростовский кремль», Новгородский музей-заповедник, Красноярский краевой музей и Санкт-Петербургский музей театрального и музыкального искусства. Егорьевский музей -  единственный музей муниципального уровня в России, который получил первую премию в самых важных номинациях форумов 2014-го и 2015-го годов. И мы рады этому успеху, потому что каждая победа добавляет нашему музею популярности, а это привлекает новых посетителей - как горожан, так и туристов. Тогда есть ради чего работать, создавать новые программы и проекты, чувствовать, что жизнь проживается не впустую.   - В финале конкурса нужно было презентовать для жюри свой проект за 10 минут – пять из них отводилось непосредственно на презентацию и пять – на ответы на вопросы жюри. Сложно было уложиться в это время?   - Дело в том, что жюри заслушивало все 20 музеев-финалистов по четырем номинациям в один день. Естественно, время для презентации каждого проекта было ограничено. Внимание конкурсной комиссии стало ослабевать уже после заслушивания финалистов первой номинации. В основном, авторы проектов повторяли то, что было написано ими в конкурсной заявке. Члены жюри несколько раз просили рассказывать только о самых ярких эпизодах проектной деятельности. Мы решили показать то, что у нас получилось в ходе реализации «Провинциального эксперимента» (сувениры, копии книжных орнаментов, образцы росписи), а также заинтриговать жюри, рассказав о необычных фактах из жизни Гуслиц, спровоцировать дискуссию вокруг целей нашего эксперимента. Получилось очень запоминающееся общение, жюри оживилось, задавало многочисленные вопросы по теме проекта. В конце этого дня все члены жюри пришли на наш стенд и потребовали продать им гуслицкие сувениры. Это было самое лучшее признание значимости нашего проекта и нашей презентации.   - Наталья Николаевна, а что же вы такого сказали жюри о цели «Провинциального эксперимента», что оно отдало предпочтение провинциальному музею перед музеями федеральными?   - Главными целями проекта было создать механизм передачи традиции, возродить промысел путем его современной интерпретации, изменить качество жизни людей, предоставив им возможность дополнительного заработка, обучив изготовлению востребованных сувениров. А еще – и это главное – вернуть современному человеку то мироощущение, то мировосприятие, которые во многом были свойственны старинным мастерам гуслицкой росписи, нашим с вами предкам, нашим землякам. Исследуя документы, книги, сохранившие образцы гуслицкой росписи, мы поняли, что изначально люди, которые занимались этим промыслом, не имели художественного образования, но в течение полутора веков они выработали определенные композиционные навыки. Они очень многое поняли в сочетании цветов, и гуслицкая роспись может быть пособием по теории композиции, цвета и колорита. Люди рисовали то, что видели вокруг себя, перерабатывая окружающие образы в удивительные по красоте орнаменты. Узнаваемая хмелевая шишка, вьюны, пионы, розы, колокольчики, ромашки, листья превращены фантазией автора в целую поэму о  красоте природы, которую человек ощущал, живя на этой земле. Орнаменты, пронизанные золотым, солнечным свечением, отражали представление человека о счастье, о рае, о том, каким должен быть идеальный мир. Сегодня люди живут под гнетом всевозможных проблем. Синдром «отложенной жизни» преследует многих. Мы ожидаем лучших времен, а потом оказывается, что жить уже некогда. Надо научиться наслаждаться тем, что тебе выпал шанс попасть в этот мир и увидеть совершенство и гармонию природы. Нам хотелось через творчество, через обучение приемам сложной, тонкой росписи вернуть современному человеку радостно-восхищенный взгляд на Божий мир, который был присущ прежним мастерам. Мне кажется, это здорово. И, наверное, так же подумалось и жюри.   - Центральное телевидение довольно широко освещало работу «Интермузея-2015», показывало стенды, на которых побывали высокие гости фестиваля. Мы все надеялись, что покажут и наш стенд, но… Расскажите, как выглядел стенд Егорьевского музея на выставке.   - На нашем стенде в Манеже были размещены результаты работы по проекту – копии книжных орнаментов, образцы росписи, выполненные профессиональными художниками, работы учеников Школы мастеров. Ежедневно сотрудники музея проводили для гостей фестиваля мастер-классы по гуслицкой росписи. Мы выпустили интересную открытку-сувенир с гуслицким узором, который надо было дорисовать самим. Это было очень востребовано. У нас работал аниматор-Гусляк, который рассказывал посетителям стенда о жизни своей округи (по произведениям Владимира Гиляровского «Гуслицы и гусляки»). В наших музейных фондах есть такие старинные документы, как отпускная грамота крепостным крестьянам, разрешение на выдачу замуж, паспорт, который выдавался крестьянину для переезда в другую губернию или волость (с описанием внешности обладателя этого документа, т.к. фотографий тогда не было), справки волостного управления и т.п. Мы отсканировали все это и привезли с собой. Аниматор на стенде рассказывал посетителям, что некоторые его земляки-гусляки, овладев в совершенстве каллиграфией на переписывании певческих книг, занимались изготовлением фальшивых документов и ассигнаций. И Гусляк на нашем стенде выписывал всем желающим такие документы - с их именами и фамилиями. Многие забирали этот сувенир с собой на память. В результате активного и заинтересованного общения с публикой наш стенд на «Интермузее» всегда собирал большое количество посетителей. Но были музейные стенды, на которые никто не заходил, потому что там с посетителями никто не работал. По этому поводу я всегда говорю своим сотрудникам: думайте, зачем люди, имеющие под боком Эрмитаж, Третьяковку, Русский музей, садятся в автобус и едут в Егорьевск, в наш провинциальный музей. Значит, что-то их здесь привлекает, что-то, чего они не находят в столичных музеях. Возможно, это радушие, с которым мы их встречаем, наша заинтересованность в них, живое общение, душевная теплота. Именно этого они и лишены в больших музеях, где все поставлено на поток. Поэтому с посетителем нужно общаться, строить свою экскурсию как диалог, интересоваться мнением и впечатлениями человека. Сегодня огромное количество информации можно получить в интернете. Поэтому экскурсовод должен быть не просто банком данных, а еще и человеколюбом и человековедом.   - Вы очень интересно рассказали про ваш стенд в Манеже. Скажите, вас не удостоили своим посещением мэр Москвы, министр культуры РФ, председатель Правительства РФ?   - Они проходили по всем стендам выставки, но, как правило, протоколом прописывается четкий маршрут. Вообще, предпочтение на этом фестивале было отдано частным музеям, потому-то и Гран-при получил историко-культурный комплекс «Вятское». Это село, куда частный инвестор вложил деньги, восстановил крестьянские, купеческие жилища, разместил там сувенирные лавки, экспозиции, гостиницы, маленькие ресторанчики. В результате село стало бурно развиваться за счет музеефицированных объектов, привлекающих большое количество туристов. На самом деле, увлечение частными музеями может таить в себе ряд опасностей. Вполне возможно, что это приведет к приватизации музеев, чего делать ни в коем случае нельзя. Частный музей не может существовать, не будучи коммерческим предприятием, которое всегда должно чем-то зарабатывать деньги. В итоге музеи могут лишиться образовательной, просветительской, исследовательской функций, миссии хранения и собирания наследия и т.д. Но нас показали по центральному телевидению: на канале «Культура» - в новостях, и в воскресном интервью с Игорем Волгиным в программе «Контекст».     - Что дало вам участие в фестивале – кроме призового места и получения солидного денежного гранта?   - Думаю, главное – это высокая оценка нашей деятельности профессиональным сообществом. Некоторые сотрудники, пришедшие в музей не так давно и впервые попавшие на столь значимое мероприятие, были приятно удивлены тем, что Егорьевский музей знают далеко за пределами Московской области – в Казани, Ханты-Мансийске, на Дальнем Востоке, в Калининграде. Это повышает самооценку наших сотрудников, их ответственность за качество работы, уважение к музею.   - Наталья Николаевна, над какими новыми проектами сейчас работает Егорьевский музей?   - В этом году должно завершиться строительство второго этажа музейной пристройки, туда из краеведческого отдела музея переедут музейные фонды. Надеюсь, им здесь будет гораздо лучше, а у музея появятся новые помещения. Назревает необходимость создания залов с искусством XX-XXI вв. За последние годы мы получили в дар большое количество картин художников-классиков XX века. Еще у ряда известных мастеров есть желание передать музею свои работы, но с условием, что они будут экспонироваться, а не лежать в хранилище. Хочется создать музейный комплекс, восстановить утраченные постройки, существовавшие на этой территории, расширить музейные экспозиции и организовать помещения для занятия творческой, образовательной деятельностью, проводить там мастер-классы, лектории, курсы для детей и взрослых. Пока все это только в перспективе, но перспективе реальной, потому что музей включен в четыре подпрограммы программы «Развитие культуры Егорьевского муниципального района» на 2014-2018 гг.     и о себе»   - Наталья Николаевна, кто в вашем коллективе является генератором всех идей?   - Генератор развития – это главная миссия директора, от него должны исходить посылы, импульсы для рождения проектных идей у сотрудников. При этом, ни один проект не может осуществиться без команды, в которой четко распределены роли, каждый знает поставленную перед ним задачу, конечную цель, искренне переживает за результат, обладает определенной долей одержимости и азарта. Такая команда в музее есть.   - Сколько сотрудников сегодня работает в музее и кто эти люди? Имеют ли они специальное образование?   - У нас на два музея 26 сотрудников, включая фондовых работников и специалистов, связанных с обслуживанием техники. К сожалению, в России очень небольшое количество вузов готовит музейных специалистов. Причем, не все их выпускники приходят работать в музеи. Найти подготовленного музейного работника в провинции почти невозможно. Естественно, работают в музее, в первую очередь, учителя, выпускники библиотечных факультетов институтов культуры. У нас есть специалист с историческим образованием, Лера Лобанова, выпускница МГУ, являющаяся кандидатом исторических наук. Есть сотрудница Дарья Жуланова, которая окончила университет туризма и сервиса. Мы считаем, что это профильное образование, так как музей работает с туристическим рынком. Многое идет через самообразование, через курсы повышения квалификации, через общение на семинарах, конференциях, через поездки в другие музеи, чтение специализированной литературы. Мне бы хотелось, чтобы наши сотрудники могли поучаствовать в стажировках за границей, увидеть, например, как работают музеи Англии, Голландии, Америки. Это очень интересный и полезный опыт. Благотворительный фонд В. Потанина объявляет такие стажировки, но завоевать право на них можно только пройдя жесткий конкурентный отбор.   - Наталья Николаевна, мы сегодня много говорим о музее, но еще ничего не сказали про его хозяйку, то есть, про вас. Расскажите немного о себе. Каким был ваш путь к сегодняшнему положению, состоянию?   - Я плоть от плоти и кровь от крови этой территории, потому что мои предки по маминой линии родом из этих мест, из деревень Беззубово и Костенево. Это как раз самое сердце Гуслиц. Поэтому, наверное, я на каком-то подсознательном уровне так люблю Гуслицу, так люблю гуслицкую роспись. В музей я пришла в 17 лет, не поступив в институт с первого раза. Мама за ручку привела меня в краеведческий музей, к его директору Эстер Яковлевне Равиной, и попросила: «Возьмите девочку музейным смотрителем, чтобы она спокойно могла подготовиться к экзаменам». Год я проработала в краеведческом музее, и это определило мою дальнейшую судьбу. Я поступила в Московский государственный историко-архивный институт на факультет «Исторические архивы», на вечернее отделение. Работала в Государственном архиве Московской области. Потом вернулась в Егорьевск, какое-то время преподавала историю и политэкономию в Егорьевском УКП Воскресенского строительного техникума. Когда УКП было решено закрыть, вернулась в музей научным сотрудником. Когда Эстер Яковлевна собралась уходить на пенсию, мне предложили возглавить музей. Чем я и занимаюсь до сих пор.   - Наталья Николаевна, а на что-то еще, кроме музея (на какие-то хобби, увлечения, занятия), времени хватает? Или музей вам заменяет все?   - Я люблю читать, путешествовать, видеть новые города, красивую архитектуру, музеи, заповедную природу. Не могу сказать, что мне это вполне удается… Даже приходя с работы домой, занимаясь какими-то делами, понимаешь, что музей сидит где-то внутри тебя. Вдруг вспоминаешь, что надо что-то поискать для музея в интернете, что-то уточнить и выяснить, с кем-то созвониться. В тебе всегда проблемы музея, его экспонаты, его люди. Я постоянно в нем, понимаете. Музей слишком много мне дает – эмоционально, в плане самореализации, творческого развития и общения. Мне кажется, это было бы какое-то предательство по отношению к музею – заниматься чем-то другим, кроме него.   - Ваша семья не чувствует обделенности из-за того, что вы так влюблены в музей и так преданны ему?   - Чувствует. Это рефреном проходит через всю мою жизнь. Муж, конечно, ревнует. Музей для него – это соперник, который отнимает жену. Но он - творческий человек, и когда он целыми днями, не разговаривая, просиживает за музыкальными партитурами, я не ропщу. Наверное, и сыну в детстве не хватало внимания, но он тоже любит музей, гордится им, все время интересуется, что тут происходит. Понимаете, это ведь так прекрасно – приходить в это совершенство, постоянно быть в окружении предметов, которые созданы гением русского народа!   - То есть, можно сказать, что вы уже сегодня живете в раю?   - Можно, только этот рай проблемный, потому что находится в очень старых зданиях, с болезнями, ранами, которыми все время приходится заниматься. К тому же, сейчас идет огромный поток каких-то запросов, приходится каждый день составлять отчеты, справки, заполнять таблицы, которые не способствуют никоим образом повышению эффективности работы учреждения, скорее отвлекают. Но с этим, наверное, сталкиваются и в образовании, и в здравоохранении… Это общая проблема, которая очень мешает.   - Наталья Николаевна, сейчас для довольно большого числа людей – и молодых, и не очень – мерилом счастья является материальное богатство, достаток. А что для вас счастье?   - Наверное, я должна бы сказать, что нет, мне не нужно богатство, я готова жить в бедности, довольствуясь только духовной жизнью. На самом деле, я думаю, что, конечно, деньги нужны. Они дают свободу – свободу куда-то поехать, дать хорошее образование детям, организовать хороший досуг, комфортное жилье. Вообще, жить достойно. Нельзя все время находиться на грани выживания, нельзя откладывать жизнь на потом. В стремлении к достатку нет ничего плохого. Но другое дело, что очень многие не воспитаны потребителями культуры, и они не понимают, куда и на что можно потратить заработанные деньги. Тогда и появляются золотой унитаз и прочие безобразия. Поэтому-то наша задача – сделать культурный продукт привлекательным, превратив его в неотъемлемую часть жизни человека, общества. Думаю, очень хорошо, когда родители отдают своих детей в музыкальные школы, школы искусств, во всевозможные студии, водят в музеи и картинные галереи и т.п. Таким образом они растят человека, который будет способен потреблять высокую культуру, ее воспроизводить, облагораживая жизненную среду.   - На последнем заседании Совета деловых кругов Егорьевского района много говорилось о кадровой проблеме. Говорилось, в частности, что молодежь, возможно, и не знает о том, какие профессии можно выбрать для себя в городе. Пришли к выводу, что нужно больше заниматься профориентацией. Так вот, если бы вам сегодня пришлось прорекламировать свою профессию, что бы интересного вы рассказали о работе сотрудника музея?   - Знаете, как-то я спросила одного человека, врача по образованию, который сегодня возглавляет один из НИИ в сфере здравоохранения, какими знаниями нужно обладать, чтобы стать хорошим врачом. И он мне ответил, что чтобы стать хорошим врачом, им надо родиться. То есть, обладание какими-то научными знаниями еще не гарантирует, что человек будет хорошим специалистом в какой-либо области. Эти знания, безусловно, необходимы, но нужен еще талант, нужно призвание. Так вот, даже если рекламировать музейную профессию, вряд ли этим можно заполучит хорошего сотрудника. Человек может прийти сюда, а потом понять, что у него к этому просто не лежит душа. Можно получить совсем другую специальность, но вдруг почувствовать, что тебя тянет к музейной деятельности. И тогда ты найдешь пути получения нужных тебе знаний. Первым признаком того, что ты можешь работать в музее, будет желание в музеи ходить. Если человек никогда не переступал порога музея – любого, крупного или небольшого, если ему было скучно в музее, когда он там бывал, - то это определенно не его место. Значит, он не заражен музеем. Возможно, музейным работником сможет стать тот, кто занимается коллекционированием, археологией, живописью. Эти увлечения тоже очень близки к музейной деятельности. Непосвященные вряд ли догадываются, насколько интересной бывает музейная работа. Например, атрибуция портретов похожа на некое детективное исследование. По каким-то деталям ты пытаешься понять, к какому времени относится портрет, кто на нем изображен, к какому сословию принадлежит этот человек и т.д. и т.п. Это безбрежное море поисков, исследований, находок и открытий. Музейная среда насыщена очень интересными людьми, людьми выдающимися, потому что музей таких людей притягивает. Здесь можно познакомиться с известными мастерами, художниками, коллекционерами, реставраторами, работниками НИИ, экспертами, меценатами и т.д.   Эпилог   - На открытии «Интермузея 2015» известный российский искусствовед, директор НИИ теории и истории изобразительных искусств А.В. Толстой сказал, что в музее сконцентрировано сегодня прошлое, настоящее и будущее. Каким вы видите будущее нашего музея?   - Музей должен развиваться, увеличивая свои площади, привлекая большее количество туристов, влияя на развитие малого бизнеса, потому что надо будет делать сувениры, кормить туристов, обеспечивать их ночлегом. В Егорьевском районе есть много зданий и мест, которые можно музеефицировать, превратить их в привлекательные туристические объекты. Нашим соседом является город Коломна. Там есть кремль, много сохранившихся исторических зданий, музеев, выставочных залов. Он очень привлекателен за счет своего архитектурного облика, и это дает возможность городу развиваться, а его жителям – лучше жить. Там четыре частных художественных салона, где продаются картины многочисленных местных художников. В Коломне постоянно проходят выставки, музыкальные вечера, проводятся очень интересные фестивали. На фестиваль «Антоновские яблоки» приезжают известные поэты, писатели, литературные музеи со своими программами, устраиваются костюмированные гуляния уездных барышень XIX века, проводится дегустация старинных блюд. Туда едут и егорьевцы, потому что им это интересно. Поэтому нельзя в развитии территории сбрасывать со счетов тот ресурс, который дает развитие музея, сохранение исторических мест, архитектуры. Если сейчас церковные здания, в основном, отреставрированы, посещаемы туристами, паломниками, то памятники истории и архитектуры еще требуют к себе огромного внимания и капитальных затрат. Например, очень жаль ансамбль бывшего механико-электротехнического училища с Техническим садом, потому что это самый выдающийся гражданский архитектурный объект в нашем городе. Город поделен рекой на две части – правобережную и левобережную. На левом берегу развивались Хлудовские фабрики, причем, они строились по английским чертежам, придавая левобережью европейский облик. А на правом берегу располагались церкви, монастыри, двухэтажные деревянные купеческие домики в кружеве наличников. То есть, это была исконная Русь. И когда создавался комплекс механико-электротехнического училища, а он расположен на левом берегу, архитектор Иван Тимофеевич Барютин оформил его в стиле английского готического модерна. Это разделение города на две различные стилевые части очень интересно. Оттого этот ансамбль нужно сберечь, сохранить, взлелеять как национальное достояние. К сожалению, отреставрировать его можно только на федеральные деньги, попав в федеральную целевую реставрационную программу. Надо попытаться всем миром этот вопрос «пробить», продвинуть, потому что городу эту реставрацию не потянуть.   - А «всем миром» - это как?   - Вода камень точит. Об этой проблеме надо говорить и писать, обращаться с запросами в Федеральное Собрание, в профильные министерства от имени общественных организаций, депутатов. Собирать деньги – бессмысленно, это капля в море. А вот создать общественное мнение и донести его «наверх» - это в наших силах. Тем более что сейчас есть такое мощное средство общения, как интернет. Нужно, чтобы этот вопрос все время поднимался – на встречах с представителями федеральных органов власти, с влиятельными людьми, которые могли бы чем-то помочь. Возможен Bookmark: _GoBack поиск богатых инвесторов, которые могли бы вложиться в реставрацию. Хотя, я думаю, никто сейчас просто так ничего не дает. Если бы этот вопрос стал общей болью, наверное, это могло бы помочь.   - Спасибо вам огромное! Успехов вам и нашему музею!  Подготовила Е. Кашаева