Меню

Не без вести пропавший

5 мая 2016 в 13:00
    Пропал без вести… Такое известие жена лейтенанта Красной Армии Сероухова Сергея, ушедшего в 41-м на фронт, получила в 1942 году в Ташкенте, куда была эвакуирована с тремя маленькими детьми из села Алопово Московской области. «Пропал без вести» - это не похоронка, это - надежда. Вот Анна Тихоновна и надеялась, и ждала, ждала... Но война близилась к концу, а никаких других вестей с фронта не было. Отгремел залп Победы, начали возвращаться оставшиеся в живых  воины.     Но Сергея среди них не было. Да от родных из Подмосковья вестей тоже не было. Да и живы ли они?     И вдруг, когда уже и ждать перестали, пришло письмо от сестры Сергея. Открыли, а в конверт было вложено другое, написанное не по-русски. Сестра Сергея писала, что это не первое письмо из-за границы, которое они получили, но другие они уничтожили, а это, пришедшее гораздо позже, решили переслать Анне. Странным было то, что адресовано это письмо было самому Сероухову Сергею в село Алопово, где он с семьей жил до эвакуации. Ничего в письме не поняв, стали искать переводчика. Не сразу, но нашлась переводчица, которая сказала, что письмо написано на чешском языке и пообещала найти кого-нибудь, кто переведет, и вскоре действительно нашла. Из перевода выяснилось, что автор его - словак Ян Михалец из г. Кежмарок. Начиналось оно словами: «Сергей, ты помнишь, что мы обещали найти друг друга после окончания войны, если останемся живы». И далее он выражал надежду, что Сергей жив и они смогут встретиться и вспомнить их боевую дружбу и друзей - и павших, и оставшихся в живых.     Подросшие дети Сергея тут же ответили Яну, что их отец пропал без вести в 1942 году. Ответ Михальца пришел достаточно быстро. Он писал, что друг его Сергей не пропал без вести, а был в концлагере, откуда бежал с неким Иваном из-под Киева через горы, попал в Словакию, влился в партизанский отряд 2-й бригады им. Сталина под командованием подполковника Снежинского. Много добрых слов писал Ян о Сергее, о том, что это был сердечный, добрый человек. К нему он относился как к сыну, ведь Михальцу тогда было всего восемнадцать лет. Сергей учил молодых партизан бдительности, умению обращаться с оружием и другим навыкам, и в отряде пользовался большим уважением. Условия в горах, где базировался отряд, были очень тяжелые. Сельчане помогали питанием, но его не хватало, как не хватало и одежды, теплой обуви. Ян, сильно обморозив ноги, попал в госпиталь, откуда уже не вернулся в отряд и о дальнейшей судьбе Сергея не знал.     Из нашего письма он узнал, что Сергей не вернулся домой и сразу пообещал найти место гибели, если Сергей все-таки погиб. Начавшиеся события в Чехословакии в 50-х годах прервали переписку и писем от Яна больше не было.     В 1961 году я вышла замуж за Валентина - сына Сергея Васильевича. Своего первенца мы назвали в память его деда - Сергеем.     Письмо от Михальца сохранилось, и мне очень хотелось продолжить поиски отца моего мужа или место его захоронения.     Так случилось, что в конце 70-х годов мой брат, капитан Семенов, был направлен на службу в ЧССР, и я переслала ему письмо из Кежмарока с просьбой узнать о дальнейшей судьбе отца моего супруга. Целых 4 года, пока брат находился в ЧССР, он пытался через разные общественные организации искать участников Сопротивления и партизан, воевавших в указанной выше 2-й партизанской бригаде им. Сталина. И наконец, его поиски увенчались успехом. В г. Тренчине он обратился в Союз Словацких борцов против фашизма (ZSPB), секретарем которого была пани Иолана Галбова, согласившаяся помочь моему брату в поисках.     В войну она работала в Управлении и нашла возможность помогать партизанам     документами или продуктовыми карточками, которые в то время имели цену жизни.     Пани Галбова лично обошла всех сельчан с фотографией Сергея Васильевича Сероухова, которую ей передал мой брат. И вот в одном из домов его хозяин,  пан Шпртл, взглянув на фото, узнал в нем одного из советских партизан, которые часто останавливались в его халупе, а сам пан был у них проводником в горах.      От пана Шпртела она и узнала, что в декабре 1944 года немцы особенно зверствовали и теснили партизан, прорывавшихся в горы. Сергей остался прикрывать их отход и отстреливался до последнего патрона. Партизанам удалось прорваться, а Сергей остался лежать в снегу с тремя смертельными огнестрельными ранами.     Хоронить партизана немцы не разрешили под страхом смерти и тело его, лишь присыпанное снегом, пролежало почти до весны. И тогда, несмотря на угрозы немцев, пан Стефан Шпртл с супругой ночью тайно на санках подняли тело партизана в горы и похоронили под буковым деревом, сделав на нем зарубку.     После получения этих сведений пани Иолана Галбова вместе с председателем Народного Выбора села Мельчице Лесково п. Срватком и другими активистами этого села, в окрестностях которого погиб наш солдат, организовали эксгумацию останков и идентификацию личности советского партизана Сергея Сероухова, которая состоялась 06.06.1980 г. под руководством доктора Дреботы из Праги и 10 членов комиссии. При извлечении останков были обнаружены истлевшие от времени удостоверение личности и письмо – последний наказ своим родным.     Кремация останков Сергея Сероухова была проведена в феврале 1981 г. После этого стали ждать разрешения на захоронение советского партизана. Где это будет – в Советском Союзе либо в ЧССР - должна была решить супруга офицера Советской Армии Сероухова. В июне 1981 г. И. Галбова получила урну с прахом партизана Сергея, а 6 октября 1981 г. в день празднования 37-й годовщины Карпатско-Дукельской операции, по решению первичной организации SZPB была проведена торжественная передача урны с прахом советского партизана в начальную школу с. Мельчице Лесково в класс революционных традиций, где в дальнейшем о ней будет заботиться пионерский отряд им. Победоносного Февраля.     В торжественном акте приняли участие представители ЧСПБ района Градиште, секретарь SZPB т. Йордан и многие другие представители общественных организаций Тренчанского и других районов.     Пионеры приняли урну партизана Сероухова из рук И. Галбовой с напутствием: «Просим вас, пионеры, взять на себя заботу об этой урне и оказывать ей такое внимание, какое оказывала наша первичная организация ZSPB с 6.06.81 г. Нам выпала честь отдать таким способом свой долг одному из наших освободителей».     Не было сухих глаз, когда представитель SZPB тов. Чаплицкий давал наказ пионерам: «Сегодня вам вручаем урну с прахом лейтенанта Советской Армии, политработника, партизана Сергея Сероухова. Еще задолго до начала Словацкого народного восстания он пробился через дороги Южной Словакии и Сланские вершины в Карпаты, где активизировалась партизанская деятельность. В декабре 1944 г. фашисты разгромили партизанский отряд, отход которого  прикрывал Сергей Сероухов. Здесь он и остался лежать. В словацкой земле. Сероухов, как и остальные советские воины, в ходе войны пришел к нам бороться с ненавистным фашизмом, пришел освободить наш край. Сельчане помнят его до сих пор, а те, кто знал его ближе, скорбят о человеке добром и самоотверженном. Сейчас поселок Дужник осиротел, лишь выровненные квадраты земли свидетельствуют о том, что здесь когда-то жили люди, которые поддерживали партизан.     Сегодня особый день, потому что мы возлагаем урну с прахом одного из освободителей спустя 37 лет после окончания войны     Вы, дети, уже не будете знать, что такое фашистское ярмо, что такое война, не будете знать, как горько, когда неприятель посягает на свободу.     Живите здесь и поднимайте свой край. Это задача вашей организации, за это мы воевали, за это погиб партизан Сергей».     И продолжил, как бы обращаясь к погибшему: «Сергей, врос ты в нашу землю как камень великой братской жертвы советского народа. Эта земля выдавала и выдает свидетельства нерушимой силы, которую создала общая дорога народов и, невзирая на утраты и жертвы в святой войне против фашистской нечисти, принесла миру весть о том, что человек имеет право жить как человек, без гнета и ярма.     Эксгумационная комиссия нашла 17 сентября 1980 г. твое удостоверение, страницы которого окроплены твоей кровью. Нашли и свернутый листок - последний наказ своим родным, который ты спрятал на груди. Надеемся, что экспертиза в Оломоутце расшифрует твое последнее письмо близким, чтобы мы могли послать его адресатам даже спустя 37 лет. Сергей, если бы ты видел раскрасневшиеся лица детей с Мельчицких Копаниц, ты бы понял, что твоя смерть не была напрасной».     Поскольку мой брат к тому времени отбыл из ЧССР по месту основной службы, о кремации и установке урны в школе села Мельчице Лесково мы узнали из письма отделения Красного Креста г. Москвы,  благодаря которому сын Сергея Васильевича  Валентин, немедленно выехал  в Словакию. Местная газета написала об этом так: «Сегодня в школе в классе  революционных традиций произошла долгожданная встреча отца с сыном. Только сын был намного старше отца… Пани Галбова  встретила Валентина как сына, дав ему обещание сделать все, чтобы предать прах Сергея  земле там, где он погиб,  по последней воле  его супруги».     Но время шло, пани Галбовой не стало,  урна с прахом так и оставалась в школе. С наступлением перестройки, которая отразилась и на отношениях с зарубежьем, вопрос о ее  захоронении  уже не  поднимался.     Когда в конце 90-х годов в Ташкенте открылось консульство Словацкой республики, мы с супругом  обратились туда с просьбой помочь решить вопрос о захоронении урны с прахом нашего отца. Консул г. Мариан Слабей принял близко к сердцу  нашу историю и обещал помочь. И действительно, в один из своих личных отпусков, будучи в Словакии, нашел возможность посетить Мельчице  Лесково и при участии председателя MNV (Местный Народный Выбор) г.Срватки и общественности вопрос о захоронении урны с прахом советского  партизана был решен. Торжественная процессия, в которой приняли участие многие сельчане,  растянулась на всю улицу,  ведущую к кладбищу. В доме cкорби на кладбище было отпевание, затем урна с прахом была предана земле.      У могилы Сергея всегда живые цветы. В День Словацкого Народного Восстания 29 августа у могилы собираются бывшие партизаны и члены их семей, которые вспоминают его и своих близких, сложивших головы в борьбе с фашизмом,  возлагают цветы на надгробную плиту «партизана Сергея», как любовно  называют его  здесь. Его чтят и помнят  в далеком словацком селе Мельчице Лесково.     Так  русский солдат Сергей Сероухов встал в строй героев, Память, благодарность и любовь многих людей вычеркнула его из скорбных списков пропавших без вести.   Тамара Сероухова