Меню

Вера. Надежда. Любовь

30 января 2013 в 13:00
Живут в нашем сердце три преданных слова. Слова эти господом посланы нам – Вера, Надежда, любовь – вот основа Всем нашим твореньям и нашим делам. Галина Пятникова.         «Русская печка, бревенчатые стены, заботливо покрашенные отцом светло-желтой краской. Была одна кровать. На ней спала только бабушка», – вспоминает детство баба Надя.     Детей в семье было пятеро: старшие Вера, Надежда и Любовь да младшенькие Полина с Борей. Конечно, родители желали огромного счастья своим детям. Назвав трех дочек в честь святых мучениц, они искренне верили, что эти святые будут охранять их.     Пока отец был жив, всё было хорошо, но он умер еще до войны, оставив семью без кормильца. Младшему Боре был тогда всего год. Стоит ли говорить, сколько горя и страданий пришлось пережить... Когда заканчивались щавель и крапива, ели любую траву. Младшие опухали от голода, и тогда государство выписало им по 200 граммов хлеба в день. Выжили. – Спасала нас коза, – рассказывает баба Надя. – Ее молоком мать нас и выкормила. Конечно, на всю семью не хватало. Мать давала нам по стограммовому стакану молока в день да крапивные щи забеливала. Как и все, сажали огород. В неурожайные годы приходилось особенно туго. После занятий в школе помогали взрослым на колхозных работах. Одежду тоже шили сами. «Помню, мать сшила нам на зиму штаны из байкового одеяла», –  рассказывает моя героиня. Отец мечтал, что все его дети получат образование. «У меня никто на завод не пойдет», ­– говорил он. Но не успел осуществить задуманное. Так получилось, что высшее образование получила только старшая из сестер – Вера. Она выучилась на педагога и всю жизнь работала в родной школе. Надя же окончила всего пять классов, зато на одни «пятерки».     Потом волею судьбы маленькая Надя оказалась в Чувашии, в деревушке под городом Чебоксары, где и перетерпела военные годы. Уехали они туда вместе с одной из сестер, но там их пути разошлись. Наденьке пришлось испытать много горя – определенного места жительства у нее не было, питалась чем придется, подрабатывала в колхозе.     – Даже если и добудешь еду, а варить-то не на чем, – со слезами на глазах рассказывает баба Надя. – Разведу, бывало, костер где-нибудь и готовлю. Совсем незнакомая женщина приютила ее у себя. Так девочка прожила четыре года. Потом один добрый человек, которому она до сих пор благодарна, помог вернуться домой. И жизнь потекла по-прежнему…     Поначалу Надежда пошла учиться в вечернюю школу в Егорьевске, но нужно было работать и учебу пришлось бросить. Двоюродный брат устроил ее на меланжевую фабрику.     – Когда я только пришла туда, – грустно улыбаясь, вспоминает старушка, – начальник цеха сказал: «И зачем мы только взяли такую маленькую да худенькую, ей бы в игрушки играть…»     Сорок три года отработала моя героиня на фабрике. Первые восемь лет – в пошивочном цехе на закроечной машине, потом стала бригадиром по вещевому снабжению. До города на работу ходили пешком. Деревня Беззубово, в которой жила Надежда, находилась в девяти километрах от города, и на дорогу в один конец уходило два часа. Это потом фабрика выделила машину для подвозки рабочих, а поначалу отмеряли километры и… надеялись. Надеялись, что скоро наступят лучшие времена, пройдут последствия войны.  А еще спасала вера. Верили в Бога,  в себя… Стабильная работа, замужество, появление долгожданной дочки – и снова надежда: вот теперь заживем! К тому времени они с мужем переехали в город. Но их брак продлился всего четыре года. После развода на руках у молодой женщины осталась маленькая дочурка. Тяжело, но надо жить. Жить для малышки. Спасала вера – вера в то, что всё будет хорошо. Так и вышло: Надежда поставила дочь на ноги, отдала замуж, дождалась радостного события – появления внучки. А работу на фабрике не оставляла до выхода на пенсию. «Провожали меня с почетом. Уговаривали остаться», – с гордостью говорит героиня моего рассказа. А потом она снова вернулась в родную деревню, к сестре-учительнице, которая так и не вышла замуж. Так они и жили вдвоем. Когда Вера не смогла ходить, Надежда стала ухаживать за ней и до последних дней была рядом. Впрочем, после смерти сестры жить одной  ей пришлось недолго. Летом  2010-го сгорел их дом в деревне. По версии пожарных, это произошло от неосторожно выброшенного кем-то окурка из окна проезжавшей мимо машины: сухая трава быстро вспыхнула, и огонь перекинулся на дом.     Теперь баба Надя живет у внучки, нянчит правнучку и ласково приговаривает: «Она – мой доктор…». Сейчас моей героине – восемьдесят три. Все ее сестры и брат уже умерли, но она не чувствует себя одинокой, ведь теперь у нее есть любимая правнучка, которая вселяет и надежду, и веру и пробуждает любовь…     Закончить свой небольшой рассказ хочется словами из песни Андрея Макаревича: А сегодня окончены сроки, Всем обещано дивное лето.  Отчего же мы так одиноки, Отчего нас разносит по свету? Только в самых далеких пределах Одного я прошу, как и прежде: Чтобы жить, и дышать, и любить, и мечтать, Пусть меня не оставит Надежда.   Ольга ВЫРАЖЕЙКИНА.