Меню

Возвратим собору былую красоту

24 ноября 2010 в 13:00
    Жители города — верующие и неверующие, наверняка заметили, что в Александро-Невском соборе сегодня ведутся ремонтно-строительные и реставрационные работы, и весь соборный комплекс  напоминает строительную площадку. О том, что происходит в главном храме Егорьевска, мы побеседовали с  игуменом Никодимом (Луневым), благочинным Егорьевского церковного благочиния, настоятелем Александро-Невского собора г. Егорьевска.       - Отец Никодим, в своем выступлении после крестного хода и благодарственного молебна в нынешний День города вы говорили о том, что принято решение о проведении научно-исторической реставрации Александро-Невского собора г. Егорьевска, поблагодарив за это главу района М.Т. Лаврова. Сейчас мы воочию наблюдаем, что работы идут. Расскажите, пожалуйста, что это за работы и в чем суть научно-исторической реставрации собора?   - Мы знаем, что собору святого благоверного князя Александра Невского уже более 100 лет. И, в отличие от каких-то равных ему по возрасту храмов Московской области, его постигла трагедия (закрытие храма) буквально накануне Великой Отечественной войны. То есть, перед началом войны он был закрыт, а официально открыт (разрешительные бумаги) лишь в 1945 г. Первая служба здесь состоялась на Пасху 1946 г. Это связано с тем, что в течение целого года (чуть менее года) храм готовили к тому, чтобы в нем возможно было молиться. Дело в том, что за те несколько лет, что Александро-Невский храм был закрыт, он подвергся разграблению. С него сняли даже кровлю, поскольку людям нужно было железо. Сквозь раскрытую крышу в храм попадала вода — в виде дождя или снега, и в отдельных частях храма из-за этого «пошел» грибок. Иконостас был практически полностью разграблен за исключением десятка икон. В 1945 г. сюда пришли служить священники далеко не молодые по возрасту, молодых тогда в священники не рукополагали — это был период гонения на Церковь, и послабление было сделано лишь на период войны, когда возникла необходимость возрождения духовности, обращения к историческим примерам беззаветного служения Родине. Поэтому собор в течение года привели в порядок по уровню, достойному того времени. Естественно, о былой славе, которую собору принесли Бардыгины — вначале Никифор Михайлович, а затем его сын, Михаил Никифорович, говорить не приходилось... Мы знаем, что Михаил Бардыгин, продолжив дело отца, построил для собора колокольню, сделал много дорогих окладов на иконы. Все это было, конечно, разграблено, и ничего не осталось.   - Извините, батюшка, я вас перебью. Я слышала, что колокольня Александро-Невского собора была не построена, а перевезена сюда от Георгиевского храма г. Егорьевска. Это легенда?   - Нет, конечно, колокольня была именно построена. У нас есть фотографии строительства колокольни и иные исторические документы. Да и вообще, думаю, 70-метровой высоты сооружение вряд ли возможно куда-то перевезти. А легенд у нас в городе, действительно, бытует немало. Опираться же следует на исторические факты. В последующие после открытия (1945 г.) собора годы здесь проводились работы, как мы сейчас говорим, косметического характера. Когда мы начали реставрацию росписей собора, то открылось, что росписи переделывались два раза. Именно переделывались, потому что менялся их цвет.   - То есть, они не поновлялись, а именно переделывались?   - Именно переделывались.   - Что, и тематика росписей менялась?   - Нет, тематика не менялась, сюжеты оставались прежними. Но цветовая гамма сильно менялась. В итоге собор стал внутри темным, хотя изначально он был достаточно светлым, краски были яркими и насыщенными... Конечно, лучше обо всем этом вам бы рассказал реставратор, но я попробую сказать своими словами. Для того, чтобы подобрать нужный цвет, необходимо в определенной пропорции смешать какие-то основные традиционные цвета. Так вот, в прежние ремонты этого не делалось. В итоге общий фон, который присутствовал в росписях собора, из теплого охристого превратился в холодный серовато-болотный. Нужно сказать и о качестве красок, применявшихся в прежних косметических ремонтах собора. Если изначально это были только масляные краски, то впоследствии применялись и нитрокраски, и акриловые краски и т.п. Реставраторы предполагают, что это происходило оттого, что был дефицит красок вообще. Качественную реставрацию могли позволить себе только богатые храмы или соборы. Например, соборы и храмы Московского Кремля. Уровень специалистов, проводивших реставрацию росписей храма в прежние годы, также был невысоким. Что такое реставрация? Это процесс восстановления, возвращения первоначального облика предметам старины, произведениям изобразительного, декоративно-прикладного искусства и архитектуры. Основной принцип работы реставраторов — как можно больше сохранить тех цветов и оттенков, которые имели место в первоисточнике. А если работы предполагают замазывание и наслоение красок — это не реставрация... Почему в День города я говорил, что у нас идет научная реставрация? Допустим, мы сейчас реставрируем входную часть храма, она, как вы видели, стоит в строительных лесах. Эта часть называется трапезной (весь храм делится на три части — трапезная (начало храма), четверик (место перед алтарем) и собственно алтарь). Так вот, художники, которые занимаются реставрацией, в ходе исследовательских работ выявили даже фамилии мастеров, которые первоначально расписывали собор.   - Что, где-то обнаружились какие-то подписи, инициалы или тому подобное?   - Нет, эти выводы были сделаны по технике росписи, по стилю работы. Дело в том, что те художники, которые расписывали наш Александро-Невский собор, одновременно занимались реставрацией западной стены Смоленского собора Новодевичьего монастыря г. Москвы. Это были палехские мастера из династии Сафроновых. А те специалисты, которые работают у нас сейчас, 10 лет назад также участвовали в реставрации Смоленского собора. И, как говорят, кисть мастера узнаваема.   - Сколько может продлиться реставрация собора?   - Трапезная часть храма, где сейчас стоят леса, уже закончена. Но она повлекла за собой некоторые нюансы. Скажем, когда начали заниматься росписью и поставили строительные леса, пришлось менять всю электрическую проводку в храме. Это тоже немаловажный фактор. Последний раз все это менялось в храме в 60-х годах. Естественно, оставлять все старое и прогнившее не имело смысла. Затем решили поменять и окна, которые также все обветшали. Многие из них уже не открывались. Внизу нас ждал еще один «сюрприз» - отопительная система. Она тоже не менялась достаточно давно, часть системы была забита грязью и не функционировала. Помимо этого нужно было сделать так, чтобы отреставрированная роспись была хорошо видна, были видны ее детали, определяем сюжет. Конечно сейчас, после реставрации, все это просматривается, но время, гаверное, диктует свое, и мы хотим выполнить подсветку храма внутри так, чтобы и во время ночных богослужений здесь было достаточно светло. Есть соответствующие организации, которые специализируются на монтаже подсветки внутренних помещений, делают это грамотно, профессионально. Все будет сделано так, чтобы и росписи были видны, и глаза прихожан собора не страдали от лишнего света.   - Скажите, реставраторы, прежде чем восстанавливать роспись собора, удаляли прежние (поздние) слои краски?   - Безусловно. Если мы сейчас говорим о трапезной части, то ее общая площадь составляет порядка 300 кв. м. Это достаточно большой объем. Реставраторы работают с площадями 10х10 см. На каждый такой участочек наносился специальный химический состав, размягчающий краски. Затем скальпелем аккуратно снимались позднейшие наслоения. В итоге в ходе реставрации росписи все было удалено до первоосновы, до изначальной росписи собора. Оказалось, что где-то были закрашены руки, где-то был закрашен дальний фон, где-то, как я уже говорил, поменяли цвета. Встречались места, где первоначальная роспись имела значительные потери. Подбирался специальный колор, и в таких местах делалась тонировка. То есть, на те места, где была потеряна краска, для того, чтобы выровнять роспись, наносилась специальная тонировка. Заново по росписи, кроме прямого ровного тона, ничего не наносилось. Таким образом, росписи возвращен первоначальный вид. Поэтому, когда уберутся строительные леса, посетителям собор предстанет в ином виде, том, который был при его создании.   - И сколько времени в целом ушло на реставрацию росписи трапезной части собора?   - В общей сложности два месяца. Но это касается не самой высокой части трапезной. Сейчас мы приближаемся к подкупольной росписи, к четверику. Сейчас идет реставрация сюжета, связанного с Нагорной проповедью. Здесь самое большое количество элементов, деталей. Здесь лица людей. Легко привести в порядок фон, орнамент, то есть, те места росписи, где нет изображений святых. А что касается реставрации изображения лиц, рук, которые должны передаваться с большой точностью, где начинают действовать канонические правила, там уже все сложнее. То есть, сейчас выполняется самый тяжелый момент реставрации. А вот композиция на западной стене собора, которая изображает Второе Пришествие Христа, Страшный Суд, который традиционно изображается во всех храмах на западной стене (это стена, находящаяся напротив алтаря), как выяснилось при снятии поздних слоев краски, претерпела большие изменения. Композиция после ее расчистки приобрела совершенно иной вид. Если помните, явление Христа было изображено в каком-то непонятном оранжевом овале. Когда сняли оранжевую краску, оказалось, что вокруг Христа было выписано множество Херувимов, которые для простоты ремонта были просто закрашены. И теперь вся композиция приобрела совершенно иной, ровный вид. Даже можно сказать — многоуровневый. То есть, видится, что Христос еще где-то вдалеке, Он еще не пришел; Архангел Михаил уже здесь и начинает по повелению Божию проводить Суд Божий; уже видно, где праведники, где — грешники; ад и рай уже открыты... И что, наверное, самое главное, я считаю, в этой композиции, здесь нет символизирующей ад нечистой силы (как это встречается во многих иных храмах). На нашей композиции понять, где ад, а где - рай, можно по выражениям лиц людей, там находящихся. Сам ад изображен лишь несколькими языками пламени. Это, наверное, самая главная вершина художественного мастерства, когда выражения лиц передают состояние души человека, и ты по этим выражениям понимаешь, где находится человек — в раю или аду. Думаю, что по тому, как мастерски выписаны лица праведников и грешных, художники, расписывавшие в свое время наш собор, могут сравниться с мастерами, расписывавшими не только крупные отечественные храмы, но и западными специалистами храмовой росписи. То есть, роспись нашего собора после реставрации можно будет сопоставлять с росписью великих европейских храмов. Почему наша художественная школа была такой сильной во все времена? Потому что практически все наши художники начинали свое творчество с иконописи, а это очень сложная вещь.   - Мы сейчас говорим о росписи нашего собора, то есть, о том, что находится на поверхности стен здания собора. А в каком состоянии сегодня находится само «тело» (если можно так сказать) храма? Его фундамент, его стены, перекрытия, кровля?   - Почему мы раньше не начинали реставрацию собора? Во-первых, это и экономическая составляющая процесса. Во-вторых, нельзя было начать реставрировать роспись, пока стены не были «излечены» от грибка. Когда я только стал настоятелем собора, то первым делом мы занялись ремонтом кровли. Кровля на тот момент где-то протекала, а где-то и вовсе отсутствовала. В правой части по зданию храма от этого «пошел» грибок. Это самая опасная вещь не только для росписи, но и для самого строения, потому что грибок разъедает все, включая кирпич, цемент и бетон. Вначале мы привели в порядок крышу, затем два года собор просто «просыхал», чтобы рост грибка остановился. Сейчас при помощи специальных смесей, которые вводятся не в краску, а внутрь стены, грибок подавляют. Но грибковое заболевание — вещь хитрая. Чтобы истребить его полностью, нужно разобрать «больное» место здания собора и заменить пораженные грибком кирпичи новыми. Сделать этого мы не можем. Поэтому избавиться от грибка на 100% нам не удастся. Но остановить его развитие и обезопасить себя на ближайшее десятилетие мы можем.   - Вы знаете, батюшка, я задала вам вопрос о состоянии стен и фундамента собора не случайно. Когда смотришь на него со стороны Соборной площади, создается впечатление, что и колокольня «уходит» куда-то в сторону, и другие башни собора чуть покосились...   - Такой эффект дает, во-первых, то, что шатры, которые были сделаны во время строительства храма, не менялись, их конструкции давно сгнили, и от ветра они, естественно, меняют форму. Во-вторых, была неверно произведена замена куполов. Прежние купола, сделанные из железа и покрытые золотом, были затем покрыты нитридом титана. Выполнено это было непрофессионально, что привело к попаданию влаги внутрь куполов и шатров и их постепенному разрушению. Мы сегодня видим, что даже кресты на куполах в некоторых местах покосились. Что касается самого фундамента и стен собора, то каждую осень и весну храм, как говорят строители, «гуляет». И это очень заметно: боковые ступени храма осенью уходят в землю на 10 см, а весной на столько же поднимаются. Это для большого здания достаточно много. Произошло же это оттого, что в период активной застройки территории вокруг храма была полностью нарушена система водоотведения. И все подземные воды стали скапливаться под собором. Долгое время восстановлением этой системы никто не занимался. Просто стояла помпа, и мы откачивали воду из подвала храма. В день этой воды собиралось достаточно много. Также естественному удалению воды от здания собора (за счет ее испарения либо всасывания в почву) препятствует то, что вся прилегающая территория «упрятана» под асфальт. Создается эффект болота. Тогда на это не обращали внимания, но сейчас с южной стороны храма уже проведены определенные работы, а в следующем году мы снимем асфальт и на северной стороне и полностью выполним гидроизоляцию.   - Отец Никодим, многие прихожане храма обратили внимание на то, что ряд икон в нем изменили свое местоположение. Это связано с реставрационными работами, или иконы останутся на новых местах навсегда?   - Нет, все связано только с реставрацией. Все иконы будут возвращены на свои места. Просто сейчас под строительными лесами, которые делаются из сухой древесины, нельзя оставлять подсвечники с горящими свечами (это пожароопасно), да и на сами иконы во время реставрационных работ могут попадать какие-то вещества, отходы производства и т.д. Второй момент, мы сделали ревизию икон, находящихся в храме, и получается, что у нас имеется три иконы святителя Николая, но нет, допустим, икон святых Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, мученицы Татианы, большой иконы Матроны Московской, блаженной Ксении Петербуржской. Поэтому на собрании, которое у нас ежегодно проходит в конце года, будет стоять вопрос о том, чтобы в храме оставить одну икону святителя Николая, а новые иконы, которых у нас нет, установить. Большая работа предстоит по внутреннему убранству храма. Мы видим, что у нас все киоты совершенно разные, а храм был задуман с одинаковыми киотами. Все они должны быть цвета дерева, темными, потому что сам храм задумывался светлым, иконы все писались на золотом фоне, а киот делался из темного благородного дерева, чтобы визуально оттенять одно от другого и чтобы не киот бросался в глаза, а сама икона.   - Завершая тему внутренней реставрации Александро-Невского собора, спрошу, будет ли он внутри реставрироваться весь или только какие-то его части?   - Не ранее середины января мы завершим реконструкцию средней части храма. Если будет продолжаться финансирование, продолжим работы в других частях храма. Но даже если финансирование прекратится, будем искать иные источники для продолжения реставрации. Остановить этот процесс уже просто невозможно.   - Итак, мы виртуально вышли за пределы храма. Какие наружные работы ведутся в рамках реставрационных работ?   - Начну с того, что мы давно испытываем дефицит помещений для реализации каких-либо своих планов. Например, у нас существует воскресная школа; по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла организовывается отдельная служба социального служения, которая будет организовывать не разовые мероприятия, а вести планомерную работу. Подобная социально-благотворительная, просветительская деятельность требует для своей организации определенных помещений, которыми мы сегодня не располагаем. Обследовав колокольню, мы поняли, что несколько свободных помещений для наших нужд можно найти здесь. Так, правая часть колокольни, которая  долгое время не использовалась, теперь ремонтируется. При входе в колокольню, в левой части, ранее располагалась крестильня. Сейчас у нас есть крестильный храм, где совершается Таинство крещения, а то помещение, где ранее располагалась крестильня, реконструируется под создание церковной библиотеки. Предполагается, что эта библиотека будет располагать большой интернет-базой, где возможно будет найти редкие книги. Параллельно с этим будет изменяться и наш интернет-сайт, он расширится, здесь можно будет найти исторические документы, связанные с Егорьевском и его храмами. Кроме того, в церковной библиотеке три раза в неделю будут проводить просветительскую работу миссионеры. Мы сейчас обучаем несколько миссионеров из мирян, которые станут читать лекции, проводить различные тематические вечера, устраивать культурные мероприятия с привлечением известных людей. Проводится большая работа в подвальном помещении храма. Значительная его часть уже расчищена, но предстоит еще многое сделать, прежде чем разместить там музей нашего собора. Что касается наружных работ, то здесь завершается ремонт восточной (алтарной) и северной частей храма. Работы выполняли промышленные альпинисты: это оказалось дешевле, чем «одевать» собор в строительные леса. Изготовлены новые шатры и купола на башни храма. Делать шатер и купол для колокольни будем на следующем этапе реставрационных работ. Купола, как это и было при строительстве храма, изготовят из меди и покроют золотом.   - После установки над центральным входом в собор мозаичных икон Спасителя и святого благоверного князя Александра Невского вы сказали, что со временем мозаичные иконы появятся и над северным и южным входами в храм, а оконные проемы украсят витражи. Это будет сделано?   - Витраж появится ближе к концу ноября. Изготовление настоящего витража — дело не быстрое и дорогостоящее. Нам предлагали сделать просто оконную раму и наклеить на стекло цветную пленку. Это, конечно, дешевле, но такой витраж недолговечен. Поэтому мы сделали выбор в пользу настоящего витража и сейчас ожидаем окончания его изготовления. Первый витраж будет установлен на колокольне над центральным входом в собор. Со временем появятся мозаичные иконы над северным и южным входами в храм. На них будут изображения тех святых, в честь которых освящены левый и правый приделы храма: соответственно, святых Петра и Павла и Пресвятой Богородицы «Знамение».   - Мы видим, что идет перепланировка и прилегающей к храму территории. Расскажите об этом.   - Вы помните, что в свое время весь храм был обнесен бетонным забором. Возможно, в прежние годы это было необходимостью, но сейчас мы от этого отказываемся. С южной стороны храма забор полностью демонтирован. Забор — это ограждение какой-то территории, символ закрытости. Собор же является неотъемлемой частью города, его живой историей. Поэтому отделяться от города забором не имеет сегодня никакого смысла. С другой стороны, это определенным образом воспитывает людей. Вначале ведь и цветы с клумбы на Соборной площади воровали, и на территорию храма бросали разный мусор, но сейчас этого практически нет. Что же касается двора храма, то ранее его внешний вид превращал центральный городской собор в какую-то деревенскую церковь. Какие-то небольшие постройки, какие-то заросли кустарника... И все это было в таком неприглядном виде... Сейчас для ограждения двора храма волевым решением главы района М.Т. Лаврова нам передано кованое ограждение, которое ранее служило забором вначале одного храма, затем парка ДК им. Конина. Ведется реставрация и восстановление данного ограждения. Когда оно будет смонтировано возле храма, оно, скорее, будет выполнять не функцию забора, а явится еще одним памятником истории, памятником искусства. Для установки ограды сейчас возводятся  красивые белые колонны и фундамент. Они будут служить для кованой металлической ограды своеобразным обрамлением. Ну, и сама территория возле храма сейчас реконструируется. Заливается фундамент для нового здания, в котором расположатся церковная лавка и общественный туалет. От туалета на прихрамовом дворе нас многие призывали отказаться («туалет в центре города, да еще рядом с храмом!»), но мы с вами живые люди и должны понимать, что это — предмет первой плотской необходимости человека.   - Отец Никодим, кто ведет сегодня реставрационные работы в храме, кто ими руководит?   - Вы знаете, мы не могли себе позволить по финансовым соображениям нанимать специального архитектора или руководителя проекта для общего руководства всем ходом реставрационных работ. Что касается реставрации внутренних помещений, то здесь руководителем работ является Л.Ю. Яснова, научный сотрудник Российской Академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Помимо того, что Лариса Юрьевна руководит работами, она еще и сама участвует в реставрации наиболее ответственных участков росписи. Исполнителями работ являются студенты московских художественных академий и институтов, для них это — часть учебной программы. Среди реставраторов — наша землячка, выпускница факультета иконописи Московского Свято-Тихоновского института. Ее дипломной работой была икона Киккской Божией Матери «Милостивая», которая после реставрации собора займет в нем свое место. Наружные работы ведутся специализированными подрядными организациями, которые хорошо зарекомендовали себя в епархии при выполнении аналогичных работ. Помимо этого во вспомогательных работах участвуют священники нашего благочиния, сотрудники собора. Прихожан храма я несколько раз призывал принять участие в сборе мусора на территории возле храма, но откликаются, как правило, единицы.   - Кто финансирует реставрацию Александро-Невского собора ?   - Это очень сложный и больной для нас вопрос. Не было бы таких широких и масштабных работ, если бы не содействие главы района М.Т. Лаврова. Он взял на себя труд сподвигнуть местный бизнес на финансирование реставрационных работ. Он смог доказать егорьевским бизнесменам, что храм — это главная святыня нашего города, что у этой святыни должен быть достойный вид, иначе какое мнение будет о Егорьевске у тех, кто сюда приезжает. Так что, все наши средства — это добровольные пожертвования представителей егорьевских деловых кругов. Мы благодарны Михаилу Трофимовичу не только за то, что он помог найти средства для реставрации храма, но и за то, что он постоянно находится в этом деле рядом с нами. Он следит за ходом работ, во все вникает, дает полезные рекомендации (ведь он сам — бывший строитель).   - Я обратила внимание на то, что в храме сегодня стоит специальный ящичек для сбора пожертвований на продолжение реставрации собора...   - Да, нам не помешала бы помощь наших сограждан, но пока их активность невелика. На пожертвования, собранные за месяц, мы могли бы купить разве только несколько бутылок скипидара да пару респираторов для реставраторов.   - Не хотели бы вы назвать имена ваших наиболее активных помощников в реставрации собора?   - Сергей Викторович Сорокин. Я мог бы сравнить его с промышленниками и предпринимателями дореволюционных времен, благодаря трудам и вложениям которых созидалось духовно-культурное наследие России. К таким людям я отнес бы и Владимира Михайловича Кислова. Он со товарищи участвовал в строительстве Казанского храма в с. Гридино-Шувое, Казанского храма в г. Егорьевске, участвовал в восстановительных работах в Казанском Колычевском монастыре, сейчас помогает Свято-Троицкому Мариинскому монастырю г. Егорьевска. Это Владислав Борисович Никитин, Николай Владимирович Ленков, Павел Викторович Зимин. Активную помощь оказывают два завхоза храма — Михаил Александрович Черепанов и Денис Анатольевич Лунев. Они участвуют во всей строительно-восстановительной деятельности, осуществляемой в Егорьевском благочинии.   - Вероятно, с этого вопроса нужно было бы начать нашу беседу, но мы им ее завершим. За началом любого дела должен стоять конкретный человек либо группа людей. Кто был инициатором проведения реставрационных работ в Александро-Невском соборе г. Егорьевска? Что-то мне подсказывает, что это были именно вы, батюшка?   - Да, но моего желания было бы недостаточно, если бы, как я уже говорил, не поддержка М.Т. Лаврова.   - Думаю, это не последняя идея, которую вы вынашиваете?   - Каждый человек на своем месте должен не просто заниматься своим делом, а отдаваться ему целиком. Поэтому считаю, что все, что зависит от меня, надо делать. Над нами сегодня как дамоклов меч висит судьба Михаило-Архангельского храма г. Егорьевска (противотуберкулезный диспансер). Он по размерам достаточно небольшой, но и для восстановления такого небольшого храма нужны деньги. Остается только молить Бога, чтобы он послал нам благотворителей. Долгое время муссируется тема о необходимости возведения в городе памятника Н.М. Бардыгину. Я на это всегда отвечаю, что к чему говорить о памятнике, если у нас даже нет надгробия над могилой этого великого человека? К тому же, сам Н.М. Бардыгин при жизни никогда не мечтал о каком-то памятнике себе в Егорьевске. Более того, думаю, он, судя по его скромности и христианскому положению, был бы против каких бы то ни было памятников себе. А вот что касается восстановления надгробия над его могилой, которое было сломано, это для нас большая печаль и трагедия. Сделать все абы как, конечно, можно. Там все, в принципе, так и было сделано: положена плита, на какое-то время ее хватило. И вот отыскался человек, который взялся за это дело. Это тот же В.М. Кислов. Он сам выразил желание восстановить надгробие Н.М. Бардыгина. Работы уже ведутся. Это будет грандиозное сооружение. Представляете, один каменный надгробный киот будет иметь высоту 5 метров! Пока открытым остается вопрос строительства часовни на кладбище. Закладку камня на месте ее возведения мы сделали, но дальше дело непосредственно со строительством пока не пошло. Дело в том, что оформление различных согласований занимает массу времени. Но проект часовни уже готов, выполнена планировка участка, получено «добро» на подключение к городским инженерным коммуникациям. Думаю, что в ближайшее время начнутся и строительные работы. Продолжаются работы в Троицком храме Свято-Мариинского монастыря. Постепенно и он примет свой прежний вид. В целом по Егорьевскому благочинию 2010 год оказался достаточно благоприятным. Он начался с того, что викарий Московской епархии архиепископ Григорий совершил освящение Никольского храма с. Николо-Крутины. Достаточно много храмов на территории района теперь уже функционирует, к ним подведены необходимые инженерные коммуникации. Практически к завершению подходят ремонтные работы в Покровском храме с. Никиткино — внешние работы уже закончились, остались внутренние. Здесь же построено здание для воскресной школы. Думаю, в следующем году мы будем освящать Покровский храм. Построен новый храм в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в д. Поповской. В с. Жабки близятся к завершению работы по восстановлению Никольского храма. Люди, которые мимо него ездят, знают, каким он был ранее, в какой разрухе находился и каким становится сегодня. Здесь уже заменены окна, установлен купол с крестом, регулярно совершаются богослужения. Продолжались работы в Христорождественском храме с. Владычино. Ну и, конечно, самым значимым событием этого года стало освящение митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием Богородицерождественского собора Николо-Радовицкого монастыря. Надеемся, что и в следующем году нас ждет здесь очередное радостное событие.   - Спасибо за рассказ. Желаю вам Божией помощи во всех ваших трудах и начинаниях! Подготовила Е. Кашаева.